Статья опубликована в № 4754 от 14.02.2019 под заголовком: Присяжные районного масштаба

Присяжные районного масштаба

Социолог Екатерина Ходжаева о смысле и опыте работы судов присяжных в районных судах

В первые недели 2019 г. в Санкт-Петербурге присяжные вынесли два показательных вердикта. Первый – по делу о разбойном нападении на полицейских, неформально оказывавших инкассаторские услуги. Это дело расследовалось с 2015 г., в итоге присяжные в городском суде не сочли подсудимых виновными, а факт преступления доказанным и вынесли единодушный оправдательный вердикт. Это громкое дело и громкое оправдание.

Второй же вердикт, тоже по знаковому делу, остался практически незамеченным: впервые в Петербурге коллегия присяжных рассматривала дело в районном суде. Суды присяжных на районном уровне в дополнение к областным, городским и равным им судам появились в России в июне 2018 г. Расширение участия людей в принятии судебных решений по замыслу реформаторов судебной системы должно повысить доверие к ней и легитимность ее решений. Коллегия из шести присяжных, рассматривавших дело о бытовом убийстве, большинством – пятеро против одного – согласилась с обвинением и признала и факт преступления, и вину подсудимого доказанными. Судья Калининского райсуда на основании этого вердикта приговорила подсудимого к восьми годам лишения свободы.

Официальной информации о работе судов присяжных в райсудах за первые полгода пока нет, но, основываясь на предварительных данных, можно сказать, что на районном уровне присяжные оказались значительно мягче, чем на уровне судов субъектов Федерации. В 2018 г. оправдательные вердикты в райсудах были вынесены в 22 случаях из 59 (37%), тогда как доля оправданий коллегиями присяжных на уровне областных и равных им судов не превышает 12–15% в год. Профессиональные судьи выносят оправдательные приговоры совсем редко – их у них 0,3%.

Почему участие присяжных – благо для российской судебной системы? Одних пугают, как в примере с делом о разбойном нападении, оправдательные приговоры – что виновный (в глазах общества) уйдет от ответственности. Другим не нравится, что суды присяжных обычно длятся дольше, чем процесс у профессионального судьи. Третьи скажут, что это просто дорого, да и созывать кандидатов в присяжные приходится долго (например, в том же Калининском райсуде Петербурга коллегию удалось собрать лишь со второго раза. В первый раз на 300 высланных повесток отозвались лишь пять человек). Четвертые возразят, что присяжные могут оправдать обвиняемого, несмотря на юридическую доказанность вины.

Однако в суде присяжных мы видим действительно состязательный процесс, который практически отсутствует в делах, рассматриваемых в обычной траектории уголовного дела. Здесь сторона защиты имеет возможность представить собственные доказательства, которые по тем или иным причинам решил не приобщать к делу следователь на этапе предварительного следствия. Здесь оценку доказательств, собранных сторонами, проводит обычный человек, а не профессиональный юрист, и потому вердикт основывается на здравом смысле. Считается, что простые люди при вынесении решения не простят фактических неточностей или неполноты доказательств. О процессуальных аспектах они и не узнают, так как сторонам не разрешено оглашать перед присяжными, как были добыты доказательства и какие претензии есть у сторон к ведению расследования. Также не разрешено озвучивать сведения, характеризующие как потерпевшего, так и обвиняемого. Присяжные – это судьи факта, о чем им постоянно напоминают в ходе расследования дела.

Можно прогнозировать, что в этом году судов присяжных на районном уровне станет больше. Более высокие шансы на оправдание мотивируют подсудимых ходатайствовать о таком суде. Однако исход зависит не только от воли подсудимого. Сторона обвинения в судах присяжных представлена лучшими прокурорскими кадрами, которым к тому же помогают более опытные коллеги из прокуратур уровня субъекта Федерации, уже умеющие вести обвинения в делах с присяжными. И прежде всего от активности и качества защиты зависит, смогут или нет адвокаты воспользоваться шансом на состязательный процесс. Здесь встает вопрос о том, как и кем осуществляется защита. Если она ведется действительно мотивированным адвокатом, шансы на успех выше. Когда же против сильной стороны обвинения работает адвокат по назначению, обычно вступивший в дело уже после того, как было завершено предварительное расследование, и часто лишенный коллегиальной поддержки, – выиграть дело очень сложно.

Конечно, успех реформы будет зависеть от того, насколько судейское сообщество поддержит ее на местах, обеспечит ли действительно состязательные условия процесса. Пока мы видим разное отношение не только к участникам, но и к принципам открытости правосудия. Например, первый вердикт в Санкт-Петербурге был вынесен фактически за закрытыми дверями – в Калининском райсуде зал для заседания присяжных оборудован в помещении, отделенном от публичной зоны суда железной дверью с магнитным ключом. Такие условия существенно ограничивают открытость и публичность суда. Сидя у этой двери, не узнаешь даже, проходит ли в зале заседание или нет.

А, например, в Кировском райсуде Петербурга другое отношение к принципам открытости правосудия. Здесь публика имеет доступ к открытому процессу в полном объеме. Однако пользуются этим правом – посещать открытые процессы – немногие. Как у обычных граждан нет интереса приходить в суд с присяжными, так и журналисты не приходят на заседания такого суда. Правда, узнать, где и когда пройдет очередной суд присяжных, не так-то и просто.

Успешность реформ всегда зависит от того, как их воспринимают исполнители на местах и имеют ли они реальную поддержку на деле, а не только на словах. Расширение участия граждан в судебной системе требует усилий от всех: судебной власти следует обеспечить действительную открытость информации о заседаниях с участием коллегии присяжных и самих процессах, обвинению – научиться говорить с присяжными в процессе на языке факта, защите – предоставить качественную помощь подсудимым, выбравшим суд присяжных, прессе – обратить внимание общества на созданный институт освещением хода дел, а гражданам – идти в присяжные, получив повестку на отбор в коллегию. Без этого цели реформы по повышению открытости и доверия населения судебной системы не будут достигнуты и суды присяжных в районных судах будут восприниматься скорее как головная боль для всех, чем как общее благо.

Автор — научный сотрудник Институт проблем правоприменения при Европейском университете в Санкт-Петербурге

Читать ещё
Preloader more