Статья опубликована в № 4765 от 01.03.2019 под заголовком: Человек недели Ким Чен Ын

Почему встреча Ким Чен Ына и Дональда Трампа закончилась ничем

Вьетнам оказался неверным местом для нахождения компромисса

Итак, второй исторический саммит США и Северной Кореи завершился ничем. Если прошлым летом в Сингапуре Дональд Трамп и Ким Чен Ын хотя бы подписали декларацию о намерениях, то в Ханое обошлось и без итогового документа, и даже без символического совместного обеда, что по восточным меркам можно считать таким же плохим знаком, как и, например, публичную критику в адрес партнера по переговорам. Это выглядело еще более удивительно на фоне того, что в первый день саммита оба лидера наговорили другу другу такую кучу комплиментов, которой могли бы позавидовать многие верные союзники Вашингтона, редко удостаивающиеся от сурового главы Белого дома хотя бы половины подобных любезностей.

При этом у обеих сторон вроде были все стимулы добиваться настоящего прорыва на переговорах.

Трампу, все сильнее атакуемому в США не только ярыми противниками, но и бывшими соратниками, меньше чем за два года до новых президентских выборов позарез нужны хоть какие-нибудь убедительные для избирателей победы. Внутриполитический расклад шансов на это не дает: даже строительство стены на границе с Мексикой президенту приходится пробивать буквально с боем (путем введения чрезвычайного положения), рискуя нарваться на судебную отмену его решений. Да и во внешней политике перспективных направлений мало: суперактуальную и хорошо «продаваемую» электорату тему санкций против России прочно оседлал конгресс, а, скажем, с Сирией, что ни делай, всегда останутся недовольные. Так что историческое замирение с неукротимым северокорейским лидером, грозящим Америке ядерной бомбой, остается для Трампа едва ли не единственной возможностью сделать что-нибудь такое, чего не удавалось никому из его предшественников и что большинством американцев будет воспринято однозначно положительно.

Перед Ким Чен Ыном тоже стоит задача исторической важности – добиться наконец снятия с КНДР многолетних санкций и перевести ее из категории безнадежных стран-изгоев в число государств, с которыми не зазорно иметь дело. И по этому пути северокорейский лидер, казалось бы, тоже вполне мог бы двигаться короткими шажками, а не требовать всего и сразу.

Но компромисса не получилось: Ким предложил снять санкции полностью, Трамп счел это неприемлемым – и обед, приготовленный гостеприимными вьетнамскими хозяевами, так и остался несъеденным. Почему?

Рискну выдвинуть отчасти метафизическую версию. Мне кажется, на несговорчивость обоих лидеров могла повлиять сама аура страны, где Соединенные Штаты потерпели, пожалуй, свое самое позорное поражение в XX в. Безоговорочная дипломатическая победа на этой земле сделала бы Трампа героем не только современной международной политики, но и американских учебников истории («Вьетнам – государство, где президент США Ричард Никсон проиграл одну войну, а президент США Дональд Трамп предотвратил другую»), и компромиссы при таком настрое явно неуместны. Лидера же КНДР та же аура заставляла быть таким же упорным и неуступчивым, как выжигаемые американским напалмом вьетнамские партизаны.

Впрочем, результат этой обоюдной непримиримости для двух руководителей все же неодинаков. Ведь Трамп не только упустил вышеописанную возможность войти в историю, но и еще раз доказал, что его бизнес-подход к внешней политике срабатывает далеко не всегда. А Ким Чен Ын, напротив, продемонстрировал, что не намерен вести переговоры с позиции младшего партнера даже с главной мировой державой.

Читать ещё
Preloader more