Как заставить водителей соблюдать ПДД

Экономист Мадина Курмангалиева о неэффективности ужесточения наказания за нарушения правил дорожного движения
Дальнейшее ужесточение наказания, и в особенности криминализация нарушений ПДД, совсем не эффективный способ борьбы /Евгений Егоров / Ведомости

В России на дорогах ежегодно погибает свыше 18 000 человек, более 200 000 получают травмы. И хотя смертность от ДТП постепенно снижается, все равно в подушевом исчислении она в 3 раза выше, чем в странах Западной Европы. Часть ДТП связана с факторами, не зависящими от водителей: состояние дорог, невнимательность пешеходов. Однако большая часть – почти 90% всех ДТП, если верить статистике ГИБДД, – напрямую связана с нарушением правил дорожного движения водителями. Например, четверть смертельных ДТП в 2018 г. вызвана пьяными водителями.

Недавно секретарь Совбеза Николай Патрушев призвал серьезно наказывать «систематические и грубые нарушения правил дорожного движения <...> вплоть до введения уголовной ответственности». Особенно он отметил такие нарушения, как управление транспортом лицами, лишенными водительских прав или в состоянии опьянения.

Решительный настрой в борьбе за безопасность на дорогах нельзя не приветствовать. Однако дальнейшее ужесточение наказания, и в особенности криминализация нарушений ПДД, совсем не эффективный способ борьбы.

Уголовную ответственность за нарушения ПДД водители несут уже и сейчас по ст. 264 УК, если нарушение привело к ДТП с причинением тяжкого вреда здоровью или смерти. Согласно данным судебного департамента при Верховном суде, по этой статье в 2017 г. было осуждено более 10 000 водителей, из них треть приговорили к реальному лишению свободы. Наказание, назначаемое при одном смертельном исходе, в среднем составляет от одного до двух лет для тех, кто был трезв, состояние опьянения дает в среднем дополнительные один-два года лишения свободы при схожем уровне ущерба. С июля 2015 г. также введена уголовная ответственность за повторное управление автомобилем в состоянии опьянения (ст. 264.1 УК). В 2017 г. по этой статье было осуждено 75 000 человек. То есть существующее наказание и масштабы привлечения к ответственности за ДТП нельзя назвать незначительными.

Прежде чем реализовывать предложение Патрушева, необходимо понять, почему нынешних штрафов и риска уголовной ответственности недостаточно, чтобы заставить всех участников дорожного движения соблюдать правила.

Штрафы и другие виды наказания призваны служить стимулом для коррекции поведения. Но важна не только тяжесть наказания, но и ожидания водителей относительно вероятности выявления правонарушения и собственно применения наказания. Уголовное наказание за нарушение ПДД работает только для рационально мыслящих водителей. «Можешь не пристегиваться» – фраза, которую мы часто слышим от водителей. «Не доверяешь моему умению водить?» – спрашивают они у пассажира, защелкивающего ремень безопасности. Такие водители не мыслят в категориях риска и считают, что ДТП – это не про них. Следовательно, введение уголовного наказания на них не повлияет, а те, кто уже боится санкций по ст. 264 УК, и так не лихачат.

Наоборот, уголовное преследование за нарушение правил ПДД может породить всплеск негодования в обществе, так как такая статья может коснуться каждой семьи. С одной стороны, обвинительный уклон в российских судах очевиден. С другой – общество обеспокоено неравенством правонарушителей перед законом: каждая новость о ДТП с водителем – чиновником или представителем золотой молодежи бурно обсуждается. А согласно исследованиям Института проблем правоприменения при Европейском университете, как раз по уголовным делам, связанным с наездом на пешехода, значительная часть состоятельных обвиняемых не доходит до суда, если пострадали люди, не имеющие привилегий. При этом доля не дошедших до суда дел состоятельных обвиняемых увеличивается с ростом ожидаемого наказания. И пока существует такое неравенство, ужесточение уголовного наказания за нарушение ПДД лишь усугубит социальные проблемы.

Повышение штрафов также может привести к негативным последствиям. Их размер может не соответствовать прописанному, когда есть ожидание, что проблему можно «решить на месте». Конечно же, правонарушители не смогут не заметить повышение штрафов, так как размер взятки тоже увеличится. Однако драконовские штрафы могут заставить даже честных водителей, раньше плативших штрафы, как полагается, теперь задуматься о даче взяток. Таким образом, повышения штрафов может не возыметь запланированного эффекта, а лишь увеличить уровень коррупции.

Что же делать, если ужесточение наказания не работает? Ответ следует искать в автоматическом мониторинге на дорогах посредством видеокамер. Патрушев также призвал активнее использовать дорожные камеры в целях профилактики. Наверное, многие видели, как поток машин вдруг дружно притормаживает, так как где-то впереди поставили камеру фотофиксации. Скорее всего, неотвратимость небольшого штрафа за нарушение ПДД действует лучше, чем возможность серьезного наказания в случае причинения ущерба.

Исследование экономистов Либора Душека и Кристиана Тракслера показало, что частый мониторинг и штрафы несут не только профилактический, но и терапевтический эффект. Большинство водителей Праги, которые получали штраф за превышение скорости, переставали превышать скорость уже в день извещения, эффект сохранялся несколько месяцев. Причем если извещение приходило в течение месяца после нарушения, то эффект был в 2–3 раза сильнее. Поэтому лучше ловить правонарушителей чаще и быстрее их информировать с помощью автоматических камер, чем наказывать по факту ДТП с длительным судебным процессом.

Если улучшить мониторинг, то не надо будет ужесточать наказание и штрафы даже можно снизить. Можно подумать о прогрессивных штрафах, привязанных к доходу водителя, по такому пути пошли в Эстонии. В России, где сложнее определить реальные доходы, штраф может назначать сама система автоматически при определении более дорогих авто нарушителей.

Да, у такого решения есть несомненный минус: установка камер обойдется государству дороже, чем простое повышение штрафов или введение уголовного наказания. Однако стоит учитывать, что система должна быть сбалансированной, ведь речь идет не только о спасении жизней граждан, но и о социальной справедливости и психологическом спокойствии самих водителей.

Автор — стажер-исследователь Института проблем правоприменения при Европейском университете в Санкт-Петербурге, постдок Университета Тилбурга