Экзамен на лояльность для президента Токаева

Московский визит был проверкой на верность Нурсултану Назарбаеву
Алексей Дружинин / ТАСС

Официальный кремлевский сайт, когда есть на то основания, подчеркивает, что встреча или телефонный разговор состоялись по инициативе собеседника президента Владимира Путина, значительного мирового лидера. Смысл такой, как я понимаю: мир прибегает к мудрости российского президента, а он даже и так называемым партнерам рад открыть глаза на происходящее, помочь советом.

Так вот: в случае с президентом Казахстана Касымом-Жомартом Токаевым кремлевский сайт просто констатирует, что это его первая зарубежная поездка в новой роли; зато казахстанский официоз – в типично восточной каверзной манере – как бы вскользь сообщает, что это именно Москва пригласила президента Токаева. Он в любом случае отправился бы с первым зарубежным визитом в Россию, подчеркивают казахстанцы, но все-таки!

Президент Токаев – фигура, очевидно, переходная; есть даже предположение (известного эксперта по странам СНГ Аркадия Дубнова), что он по казахстанскому закону не может участвовать в президентских выборах: нужно 15 лет непрерывно прожить на родине, а он работал заместителем генсека ООН и до 2013 г. официально жил в Женеве.

И мало того что переходная, так еще и весьма несамостоятельная фигура: первый президент Казахстана Нурсултан Назарбаев сохранил всю полноту власти и через председательство в местном совете безопасности, и через статус елбасы. Ну и есть почти уверенность, что следующим президентом Казахстана, не назначенным, а выбранным, станет дочь елбасы – Дарига Назарбаева. А функция назначенного – благополучно, без безобразий, довести страну до выборов; точней сказать, создать впечатление у казахстанцев и наблюдателей извне, что именно он благополучно и без безобразий ведет страну к первым в ее истории выборам без Нурсултана Назарбаева.

Тем не менее, каким бы ни был несамостоятельным, зависимым и недолговечным политиком Касым-Жомарт Токаев, формально именно он сейчас президент Казахстана и российская власть поторопилась его призвать и приласкать. Хотя вряд ли питала иллюзии: преемник – за вычетом международной карьеры – при Нурсултане Назарбаеве исполнял роль, весьма напоминающую роль Дмитрия Медведева при Владимире Путине. То есть Касым-Жомарт Токаев занимал нужные лидеру нации ключевые должности: был и председателем правительства, и министром иностранных дел (трижды), и спикером верхней палаты парламента (дважды)...

Президент Токаев и в Москве не подвел: когда нужно, солнечно улыбался, выражал почтение старшему партнеру по ЕАЭС (и, что куда важней, главной транзитной стране для казахстанского экспорта и импорта), соглашался (без обязывающих документов) на хорошо известные и давние предложения старшего партнера вроде атомной станции и вертолетного завода – и т. д. Надо полагать, каким-нибудь образом казахстанский временный лидер выказал еще и так необходимую Москве и лично Владимиру Путину международно-политическую лояльность, поскольку известна же назарбаевская многовекторность, его теплые встречи в Вашингтоне, его хорошее отношение к главному китайскому инфраструктурному проекту «Один пояс – один путь»; тем более что, снова вспомним, Касым-Жомарт Токаев был международным чиновником, мог там чего-нибудь набраться.

Не надо еще забывать, что казахстанский временный преемник сдавал в Москве экзамен на лояльность не только и не столько Владимиру Путину, но Нурсултану Назарбаеву – и, похоже, сдал.