Когда рост в рейтинге Doing Business превращается в самоцель

Настойчивость в продвижении России в рейтинге инвестклимата не стыкуется с действиями силовиков
Ярослав Чингаев / Ведомости

Идея добиться-таки попадания России в топ-20 рейтинга Doing Business не оставляет Владимира Путина: похоже, это превращается в самоцель.

Как рассказал «Ведомостям» представитель Минэкономразвития, президент вновь поручил добиться выхода России на 20-е место рейтинга – теперь к 2024 г. Впервые задача была поставлена еще в 2012 г., когда Россия занимала 120-ю строчку из 183-х. Взять высоту к 2018 г. не получилось, хотя прогресс был очевиден: 31-е место из 190. Помощник президента Андрей Белоусов назвал такой результат «выдающимся». Результат мог бы быть еще лучше, сетовал пресс-секретарь Путина Дмитрий Песков, если бы не «незаконные рестрикции» – санкции.

Doing Business – наиболее авторитетный индикатор состояния инвестиционного климата в мире, составляемый Всемирным банком. Он учитывает ключевые показатели благоприятности условий ведения бизнеса по 10 параметрам (в России – только в Москве и Петербурге). Подняться в рейтинге России помог прогресс в доступе к строительству, обеспечении исполнения контрактов; значительное отставание сохранилось в защите миноритарных инвесторов, снизилась скорость регистрации предприятий. При этом рост примерно на 20–30 позиций объясняется изменением методологии, говорил главный экономист ЕБРР Сергей Гуриев.

Но одно дело рейтинг, другое – реальность: формальными показателями ситуация описывается не полностью. Значительная часть проблем бизнеса лежит в области взаимоотношений с губернаторами и контрольно-силовыми структурами, признавал главный экономист ВЭБа Андрей Клепач. Вот и инвесторы не ломятся в Россию гурьбой – напротив, голосуют ногами. Но решать системные проблемы – процесс непростой и небыстрый, другое дело – работать конкретно над улучшением показателей, на основе которых рассчитывается рейтинг. Представитель Минэкономразвития уже пояснил, что первым делом надо добиться учета улучшений, которых Россия достигла в 2017–2018 гг. Если бы это было сделано, то наша страна оказалась бы уже на 18-м месте, говорил министр Максим Орешкин. Ну а в случае острого конфликта прогресса на бумаге с реальностью – например, дела Baring Vostok – можно, как это сделал Песков, просто заявить, что «это дело не должно увязываться с инвестиционным климатом в России в целом».

Другой вопрос, зачем Путину, который воспринимает действия Запада как в общем и целом враждебные, добиваться высокого места в западных рейтингах. Страна в кольце врагов, провозглашен курс на экономическую автономность – в таком контексте битва за рейтинг превращается в самоцель. Но приятно, должно быть, одержать победу по правилам соперника. А для всего остального есть Следственный комитет.