Статья опубликована в № 4819 от 24.05.2019 под заголовком: Поколение скептиков

Молодо и скептично

Поколение 24-35-летних россиян включено в глобальные тренды сильнее, чем в повестку старших поколений

Российская молодежь в городах-миллионниках сильнее включена в глобальные тренды, чем в повестку старших поколений в России, она куда больше открыта миру, показало исследование Deloitte. Большинство общемировых тенденций проявляется у россиян даже сильнее, чем у их сверстников по всему миру.

Исследование подготовлено на основе опроса, проведенного в конце 2018 г. Deloitte опросила 13 416 человек из 42 стран мира – так называемое поколение Y, представители которого родились между январем 1983 г. и декабрем 1994 г. (24–35 лет на момент проведения опроса). В эту выборку попали и россияне, 301 человек (выборка аналогична другим странам), в основном из городов-миллионников европейской части страны – Москвы, Санкт-Петербурга, Екатеринбурга, Нижнего Новгорода, Казани, пояснили в «Делойт» СНГ.

Название и определение поколения Y (а также соседних Х и Z) пришли в массовую культуру от маркетологов, выявляющих специфические модели потребления, и в целом весьма условны. В основе лежит поколенческая теория (тоже не бесспорная), что люди, родившиеся в одно время, образуют некую социологическую общность со схожим мировоззрением, которое определяют знаковые для них события.

Главные амбиции у российского поколения Y и их сверстников в мире практически совпадают: путешествовать, увидеть мир; много зарабатывать, стать богатым; купить собственное жилье; завести семью и детей (для россиян важно также завести свой собственный бизнес, а для глобальных миллениалов – внести позитивный вклад в развитие общества). В сравнении с предыдущими поколениями, делает вывод Deloitte, «игреки» не менее амбициозны и так же хотят быть финансово благополучными, но первое место иное – и это многое говорит о них. Больше всего поколение Y стремится увидеть мир: об этом заявили 57% респондентов в среднем и целых 70% в России.

Это одна из многих отличительных особенностей поколения, которая среди россиян даже более выражена, чем среди их сверстников из других стран, – и это логично. В советский период возможность путешествовать была не у всех: многие из поколения родителей «игреков» не были даже в других республиках СССР. С распадом СССР границы открылись, но и сейчас загранпаспорт имеют, по данным соцопросов, менее 30% россиян – да и из них многие не выбирались дальше турецких или египетских курортов. Наши исследования в России в больших городах подтверждают не только желание молодежи путешествовать, но и иммиграционные планы, говорит директор Центра молодежных исследований Высшей школы экономики социолог Елена Омельченко: путешествие – это вариант обретения свободы, а также попытка самореализации, запрос на него очень велик.

Поколение Y во всем мире заметно разочаровано в традиционных институтах, более скептично к благим намерениям крупного бизнеса и пессимистично в оценках экономического и социального развития. В среднем по миру 73% опрошенных считают, что политические лидеры не способны сделать мир лучше; 66% думают так и о религиозных лидерах. 45% категорически не доверяют ни одному из лидеров в качестве источника достоверной информации. И этот скепсис в России также выражен еще сильнее, чем в мире в целом. В неспособности изменить мир к лучшему политических лидеров уверены 82% опрошенных россиян, религиозных лидеров – 86%.

Скепсис проявляется и в оценке условий жизни на родине. Удовлетворены своей жизнью 18% опрошенных в России, в мире – 29%. Двузначный разрыв и среди тех, кто прогнозирует улучшение экономической ситуации (в России – 11%, а в мире – 26%), а также социальной и политической ситуации (у нас – 10%, в мире – 22%). Ключевой фактор высокого недовольства молодежи в России происходящим – особенность политического режима, очень сильное давление государственного дискурса, пропаганды, считает Омельченко. Отчасти поэтому у россиян в приоритете стремление больше зарабатывать, а также иметь свой бизнес – этого хотел бы 41% опрошенных, что значительно больше, чем у россиян в целом по другим опросам (29% желающих открыть свой бизнес в майском опросе НАФИ, 25% – у ВЦИОМа в феврале). Но если для старших поколений свой бизнес – это зачастую вынужденное и крайне рискованное, требующее много времени дело, то у молодежи о нем иные представления. Открыть свой бизнес для поколений Y в России – значит стать независимым, перестать работать «на дядю», поясняет директор группы по управлению персоналом и организационными изменениями компании «Делойт» СНГ Вера Витальева. Поэтому уйти на фриланс из корпорации, пойти на аутсорсинг, другие внештатные формы занятости – это тоже в их представлении значит «открыть свой бизнес». Главное в таком бизнесе – иметь возможность заработать больше денег; работать тогда и столько, сколько нужно; достичь баланса работы и личной жизни. Желание материального достатка сочетается со стремлением иметь определенную степень свободы от работы и получать от нее удовольствие, говорит Омельченко.

Высокий уровень амбиций у российской молодежи своего рода поколенческий реванш – чтобы вырваться из закрывающейся от мира страны, законсервированной системы, где ничего не меняется почти 20 лет, отмечает социолог Омельченко. Молодежь пытается выстроить свои жизненные траектории в том пространстве, которое доступно, таким пространством становятся гражданские неполитизированные проекты, экология и защита животных, что воплощается в локальных предпринимательских проектах, разного рода волонтерстве, заботе о теле и здоровье.

Тенденции, отмеченные исследователями Deloitte, во многом подтверждаются и российскими исследователями, в частности социологом Вадимом Радаевым, написавшим о поколении Y книгу «Миллениалы. Как меняется российское общество». И по мере взросления следующего поколения, Z, процессы изменений, запущенные поколением Y, скорее всего, ускорятся и усилятся, пишет Радаев.

Читать ещё
Preloader more