Статья опубликована в № 4843 от 28.06.2019 под заголовком: Бизнес под ударом

Теперь пришли за «Рольфом»

СК и ФСБ провели обыски и предъявили обвинения основателю автодилера Сергею Петрову

Сначала пришли за основателем фонда Baring Vostok Майклом Калви, потом за основателем «Вимм-билль-данна» Давидом Якобашвили, теперь настал черед основателя «Рольфа» Сергея Петрова, против которого СК возбудил уголовное дело. Эти похождения силовиков явно не случайны.

СК и ФСБ провели обыски в офисах крупнейшего российского автодилера в Москве и Петербурге, блокировав работу «Рольфа». Претензии следствия относятся к сделке 2014 г.: по версии следователей, «Рольф» купил у кипрской Panabel Ltd., подконтрольной Петрову, акции «Рольф эстейта» по «многократно завышенной стоимости» в 4 млрд руб., что расценено следователями как незаконный вывод средств за рубеж по ч. 3 ст. 193.1 УК – от 5 до 10 лет лишения свободы.

Основатель «Рольфа» предполагает, что это связано с его политической позицией, возможно, с рейдерским захватом. В пользу последней версии свидетельствуют объяснения Петрова, что с осени 2018 г. владельцам «Рольфа» регулярно предлагали продать компанию, но они не соглашались.

На данный момент очевидно, что дело имеет заказной характер, убежден политолог Кирилл Рогов. Это и давность инкриминируемого события, и сомнительность фабулы, и то, что обыски прошли в офисах продаж, где явно не может быть никаких относящихся к делу документов. К тому же, как следует из пояснений Петрова, следователи два года регулярно изымали документы в компании, пока не нашли что-то, к чему можно придраться.

При этом не то чтобы автодилер был таким уж лакомым куском: при чистой прибыли в 2018 г. 6,26 млрд руб. его рентабельность – менее 3%, основную прибыль приносят сервис и продажа б/у автомобилей. «Рольф» – это хоть и успешный, особенно на фоне конкурентов, но тяжелый бизнес, и попытка отжать его (если речь идет все же об этом) – еще одно свидетельство того, что лакомых кусков для дележа остается все меньше.

Тут не очень важно, финансировал ли на самом деле в последние годы Петров оппозицию и общественные проекты, отмечает Рогов, репрессии против элит – важнейшая составляющая политических репрессий в авторитарных странах. Такие репрессии (если это все же политика) носят демонстрационный характер, рассуждает политолог, они призваны продемонстрировать бизнесу возможные издержки финансирования политических проектов. Политическая и общественная активность могли сыграть роль осложняющего фактора, считает политолог Алексей Макаркин, но сейчас под ударом оказываются самые разные бизнесмены – тот же Калви, всячески презентовавший себя как идеального инвестора, полностью лояльного Кремлю. Все это напоминает 1984 год в СССР, рассуждает Макаркин, когда цены на нефть упали, росла конфронтация с Западом, общество ворчало, – только тогда последовала перестройка, а сейчас – откат назад, в 1983 г., к Андропову. Это относится и к бизнесу, а под флагом укрепления дисциплины бизнес-конфликты легко трансформируются в уголовные дела.

Читать ещё
Preloader more