Опасная охота на врачей

Абсурдные обвинения неонатолога в умышленном убийстве ребенка напоминают сталинскую кампанию против врачей
Андрей Гордеев / Ведомости

Чем дальше, тем больше активность правоохранителей в медицине напоминает не защиту интересов пациентов, а кампанию по наказанию убийц в белых халатах – чтобы канализировать копящееся у людей недовольство происходящим в здравоохранении.

В Калининграде следователи обвинили врача-неонатолога-реаниматолога Элину Сушкевич в умышленном убийстве младенца. Трагедия случилась 6 ноября 2018 г.: 27-летняя гражданка Узбекистана Замира Ахмедова родила на сроке беременности в шесть месяцев ребенка весом всего 700 граммов. Он прожил пять часов.

Сначала обвинили и. о. главного врача роддома Елену Белую – в превышении должностных полномочий, повлекшем тяжкие последствия; под давлением медицинского сообщества ее отпустили под домашний арест. Затем очередь дошла до Сушкевич, которая в составе неонатальной реанимационной бригады прибыла в роддом. Теперь ее обвиняют в убийстве малолетнего, заведомо находящегося в беспомощном состоянии, группой лиц по предварительному сговору; суд отправил ее под домашний арест.

По определению ВОЗ, плод считается жизнеспособным с 22-й недели беременности и при весе 500 граммов, Россия приняла эту норму, но вероятность выживания таких пациентов без тяжелых осложнений во всем мире не превышает 5–10%, говорит председатель Российского общества неонатологов Олег Ионов, а Сушкевич не просто опытный врач, она член совета Общества неонатологов; ее прямая сфера интересов – выхаживание детей с экстремально низкой массой тела. Очень большая редкость – чтобы ребенок весом 700 граммов в России выжил, знает российский анестезиолог, а у Сушкевич много таких побед.

Как ни работай неонатолог, смертельные случаи будут, к сожалению, всегда, но в целом ситуация в стране улучшается. Младенческая смертность снизилась на 1000 родившихся живыми детей в среднем с 8,6 ребенка в 2012 г. до 5,1 ребенка в 2018 г. – но одновременно растет количество претензий и уголовных дел против неонатологов, констатирует Ионов. Причин несколько. Во-первых, СМИ еще до всяких разбирательств часто создают информационную волну о врачах-вредителях, говорит Ионов, огромное количество жалоб на врачей. Жалобы бывают обоснованными, но львиная доля – нет, считает эксперт. Во-вторых, в России врачебными ошибками занимаются правоохранительные органы, а не врачебное сообщество. Следователи считают смерть в медицине преступлением, врач должен доказывать, что он не преступник, сетует Ионов. А основная проблема – в организации медицинской помощи. Доступность ее нередко низкая, персонала не хватает, но пожаловаться на это сложно, а на врача легко; правоохранители это недовольство канализируют, и врачи становятся крайними.

Реаниматологи не часто доживают до 60 лет, эта специальность самая тяжелая в медицине. Если помимо чисто врачебных и психологических нагрузок возникает еще и правовая – проще уйти из медицины. Но кто тогда будет вытаскивать с того света больных силовиков и их родню?