Почему страна должна знать своих героев

Тотальная секретность может распространяться на технику, но не на людей
Денис Абрамов / Ведомости

Еще одна подводная трагедия – ЧП на секретной субмарине в Баренцевом море, погибло 14 моряков – обозначила не новый конфликт между государственными секретами и частыми трагедиями. Государство не раскрывает подробности трагедии из соображений защиты государственной и военной тайны, но помешать распространению информации о конкретных человеческих судьбах невозможно, несмотря на секретность и опасность наказания за распространение такой информации.

Официальная информация о катастрофах в России традиционно отстает от неофициальной, вот и теперь первым об аварии с жертвами со ссылкой на источники сообщил портал «Североморск Life» (впоследствии текст был удален) – и только потом военные подтвердили гибель 14 неназванных моряков в результате пожара на «научно-исследовательском глубоководном аппарате» при «изучении рельефа дна» в российских территориальных водах. Так было и дальше: в ответ на слова Владимира Путина и Сергея Шойгу, что среди погибших семь капитанов 1-го ранга и два Героя России, федеральные, региональные и даже городские медиа стали сообщать имена погибших, найденные в том числе в открытых источниках вроде поминального списка храма Спаса на Водах в Мурманске. Да и о типе судна предположений было немало. К тому моменту как пресс-секретарь президента заявил, что информация о типе корабля, на котором погибли подводники, абсолютно секретна и не будет раскрыта, СМИ уже разыскали статьи в профильных незасекреченных изданиях с описанием секретной атомной глубоководной станции АС-31 проекта 10831, известной как «Лошарик» из-за специфической конструкции, выяснили, что в 2012 г. «Лошарик» взял со дна Ледовитого океана пробы грунта, которые должны были обосновать расширение границ российских территориальных вод в Арктике, и даже узнали размер окладов служивших там гидронавтов из Главного управления глубоководных исследований Минобороны – об этом стало известно из статьи в «Известиях» 2013 г. о претензиях Счетной палаты к военному ведомству. О секретной подлодке знают и иностранцы: в открытом доступе есть ее описание в британском справочнике по боевым кораблям мира Jane’s Fighting Ships 2015–2016 гг. После этого Минобороны сначала опубликовало звания погибших, а вскоре и их имена и награды. Тип подлодки так и не был назван.

Стремление властей сохранять завесу секретности вокруг военной техники и технологий понятно и объяснимо – если, конечно, речь не идет о желании верховного главнокомандующего показать стране и миру новейшее устрашающее вооружение. Едва ли стоит рассчитывать, что результаты расследования причин катастрофы мини-субмарины будут столь же публичны, как причины гибели АПЛ «Курск». Но люди – это другое. Очевидно, что в современных условиях тотальная секретность не может предотвратить распространение информации о погибших моряках: у них есть семьи, друзья и сослуживцы, для которых они не просто безымянные герои, но конкретные отцы, мужья и коллеги, и если главнокомандующий признает, что погибли лучшие представители отечественной гидронавтики, то страна имеет право знать имена героев – хотя бы после их гибели.