Почему государство не может отказать нефтяникам

«Роснефть» просит новые льготы на новые государственные задачи
Евгений Разумный / Ведомости

У «Роснефти» новая большая цель – увеличить грузопоток Северного морского пути в 10 раз до 100 млн т нефти. Задача важная, государственная, ее поставил президент Владимир Путин. Главный исполнительный директор «Роснефти» Игорь Сечин пообещал помочь в ее решении.

Нефть для этого у компании есть. «Роснефть» хочет объединить свои новые месторождения (Тагульское, Сузунское, Лодочное) с крупным Пайяхским месторождением «Нефтегазхолдинга» (принадлежит экс-президенту «Роснефти» Эдуарду Худайнатову) в один арктический кластер. Нефть будет поставляться в Европу и Азию.

Очевидно, что проект потребует миллиардов долларов инвестиций. Компании считают, что самостоятельно не потянут этот проект, поэтому весной попросили Путина о поддержке. Обсуждается несколько вариантов, в том числе снижение НДПИ. Окончательного решения нет, сообщил в четверг пресс-секретарь президента Дмитрий Песков: «Компания («Роснефть». – «Ведомости») очень часто инициирует сложные по выполнению проекты, трудновыполнимые в связи со стандартной налоговой нагрузкой. И иногда речь заходит о тех или иных льготах» (цитата по «Интерфаксу»).

Поддержка нефтяников различными льготами стала распространенной практикой – например, проектов в Западной Сибири. Аргумент компаний простой: месторождения там истощаются, добыча падает, а себестоимость растет. «Роснефть» уже получила льготы по НДПИ для Самотлорского месторождения (экономия – 350 млрд руб. за 10 лет). Скорее всего скоро получит и для Приобского.

Сечин полагает, что у «Роснефти» меньше льгот, чем у других компаний. «Если считать экспортные льготы, то это всего 3% от общего объема. Значительно больше – под 30% – получает «Газпром нефть», ее догоняет «Лукойл» и даже «Сургутнефтегаз», который пробил отдельные льготы по тюменской свите. А тюменская свита, кстати говоря, с точки зрения проницаемости коллектора значительно лучше, чем Приобка. А это все в одном регионе находится. Почему я не должен ставить вопрос об одинаковом отношении ко всем компаниям?» – говорил в июле Сечин (цитата по «Интерфаксу»).

Сечин умеет убеждать чиновников. Сейчас его главный аргумент – Россия должна сохранить свою долю на мировом нефтяном рынке. Сделка с ОПЕК об ограничении добычи нефти нам только мешает. Этим пользуются американские добытчики, увеличивая производство, теснят российскую нефть на рынке, рассказывал Сечин. Добыча в США уже превышает 12 млн барр./сутки, Россия в июне добывала 11,15 млн барр./сутки.

Усугубил ситуацию инцидент с грязной нефтью в экспортном нефтепроводе «Дружба», считает Сечин. По его словам, это повлияло на поставку российской нефти в Западную Европу. В начале июля «Роснефть» даже была вынуждена сократить добычу на крупнейшем проекте – «Юганскнефтегазе», из-за того что «Транснефть» ограничила прием нефти, так как в трубе по-прежнему остается грязная нефть.

В этих условиях государство должно защищать отрасль, полагает Сечин.

Нефтянка совсем не бедная отрасль, но пока она остается основным источником доходов бюджета, государство не откажется от ее поддержки, а по мере перехода к освоению более дорогих запасов налоговая система все больше будет подстраиваться под нее. Это неизбежно. Ведь российская нефть должна оставаться конкурентной на мировом рынке. Это тоже важная государственная задача.