Статья опубликована в № 4864 от 29.07.2019 под заголовком: Бесконечно глядя на огонь

Почему в России горит много лесов

Масштабы и последствия бедствий усугубляет потребительская логика властей и нехватка ресурсов в слабой экономике

Густой дым лесных пожаров накрыл города Сибири, Урала и Поволжья. С огнем можно было бы справиться на начальной стадии, но регионы не тушат все, что можно не тушить, – нет средств.

По данным «Гринпис Россия», пожарами охвачено более 3 млн га леса, что сопоставимо с площадью Бельгии; всего в весенне-летний сезон – 11 млн га, больше Португалии. Хуже в XXI в. было и в 2003 г., и в 2012 г., но, скорее всего, на этой неделе рекорд будет побит, говорит Григорий Куксин из «Гринпис Россия». Обычно дым сносит на безлюдный восток и север, в этом году он заметнее, так как движется на запад – в Новосибирск, Екатеринбург, Челябинск и Казань.

Нынешние пожары во многом следствие решений властей. Более 90% горящих лесов находится в так называемых зонах контроля – на территориях, где региональные власти могут пожары не тушить, если расходы на тушение превышают ущерб. Норма введена в 2015 г., когда федеральные власти, по сути, узаконили советскую практику. Но в СССР с дальними пожарами все же боролись, а теперь губернаторам официально можно этого не делать, чем они и пользуются, тем более что нет ни денег, ни техники.

Леса в стране много, экономика, чтобы тушить все пожары, слишком слаба. Можно было бы сократить гигантские зоны контроля, считает Куксин, усилить профилактику и лучше использовать имеющиеся средства. Большинство пожаров – рукотворные, возникли в основном на лесных вырубках из-за сжигания порубочных остатков. Их точно можно было сразу потушить, но местные власти отказывались, что и привело к появлению основных крупных очагов, которые превратились в нерешаемую проблему: остается ждать дождя.

Ожидаемые расходы на тушение в зонах контроля в логике властей всегда выше ущерба. Считается ущерб главным образом по минимальной цене древесины, которую можно хоть как-то освоить (а если нельзя – ущерба нет), т. е. пожары часто почти ничего не стоят. Но ежегодно в пожаре гибнет в 3 раза больше леса (3 млн га), чем сводит лесная промышленность (1 млн га), знает эколог WWF России Константин Кобяков: дефицит лесных ресурсов уже есть и будет только расти.

В зоны контроля попали нефтяные и газовые объекты инфраструктуры, подхватывает Куксин, к сотням деревень и сел подходит неконтролируемый огонь. В оценку ущерба не включаются загрязнение воздуха и воды, а также трудно подсчитываемый, но реальный урон здоровью людей – едкий дым заметно увеличивает смертность. Кроме того, над зоной гигантских пожаров в Сибири формируются устойчивые антициклоны, а по периметру провоцируются экстремальные дожди. Пожары рождают много парниковых газов, сажи, что ускоряет таяние арктических льдов и меняет климат, т. е. повышает риск новых пожаров.

Читать ещё
Preloader more