Статья опубликована в № 4871 от 07.08.2019 под заголовком: Прокуратура тянется к детям

Когда прокуратура тянется к детям

Прокуратура Москвы дала старт новому этапу кампании запугивания митингующих – по изъятию у них детей

Запугивание силовиками участников митингов за допуск независимых кандидатов к выборам в Москве перешло в новую, критически острую фазу: у демонстрантов грозят забирать детей, чего не делают даже в отношении осужденных за терроризм.

До сих пор силовики, стараясь осадить протест в Москве, делали ставку на задержания, аресты, штрафы и уголовные дела, теперь прокуратура Москвы требует в суде лишить супружескую пару родительских прав за то, что родители приняли «незаконное участие» в «несанкционированном митинге» 27 июля с годовалым сыном и, «эксплуатируя ребенка», дали его подержать при проходе через оцепление Сергею Фомину – человеку, который потом стал обвиняемым по делу о «массовых беспорядках». Здесь прокуратура воспроизводит характеристику происходившего на улицах Москвы и действий правоохранителей для обоснования неоправданно жесткого разгона, который сам по себе требует правовой оценки. Комиссар Совета Европы по правам человека Дуня Миятович в письме главе МВД Владимиру Колокольцеву, говоря об акции 27 июля, напоминает, что основная задача правоохранительных органов во время проведения публичных мероприятий – защита мирных демонстрантов и их прав, а несоблюдение формальной процедуры уведомления само по себе не должно было привести к разгону акции – это решение ЕСПЧ, которое обязательно для исполнения в России.

Родители, по версии прокуратуры, не правы во всем. Что сами пошли на митинг: у отца ребенка в Москве лишь временная регистрация, подчеркивает прокуратура, а значит, он не имеет права голоса на столичных выборах. Что взяли с собой ребенка: «злоупотребили своими родительскими правами» в ущерб интересам сына. Наконец, что передали сына «третьему лицу», чем «подвергли опасности» его здоровье и жизнь. Прокуратура не указывает, однако, что родители дали подержать ребенка не чужому человеку, а родственнику – двоюродному брату его матери, выяснил «Коммерсантъ».

С правовой точки зрения это глупость, а по сути – несомненное запугивание, считает член СПЧ Александр Верховский. Выбор жертв может быть объяснен тем, что Фомин был волонтером штаба Любови Соболь на выборах в Мосгордуму. СКР допросил его как свидетеля по делу и отпустил, после чего он, по версии следствия, перестал выходить на связь и был объявлен в розыск.

Угроза лишения родительских прав – это крайне редкая практика запугивания, но действенная: в 2011 г. отобрать ребенка через органы опеки грозились, например, у защитницы Химкинского леса Евгении Чириковой, она в итоге эмигрировала. Сейчас изъятием детей грозит уже не опека, а сразу силовики, причем это угроза фронтальная: прокуратура Москвы сообщила, что проверяет всех пришедших на акции 27 июля и 3 августа с детьми всех возрастов. Такого никогда не было, отмечает Верховский. Основанием для лишения родительских прав может быть приговор родителю за терроризм или экстремизм – сама по себе спорная норма, отмечает Верховский, но он не знает ни одного случая, когда бы она применялась на практике.

Читать ещё
Preloader more