Оберег от ФСБ

Попытка ограничить контакты российских ученых с иностранными коллегами вредна и нежизнеспособна – это больше страховка чиновников от науки от претензий силовиков
С. Венявский / Ведомости

Возмутивший научное сообщество приказ Миннауки, ужесточающий правила взаимодействия российских ученых с иностранными коллегами и международными организациями, выглядит отсылкой к советским практикам и шпиономании тех лет. Но сейчас такие вредные для развития науки ограничения нежизнеспособны, их появление похоже в первую очередь на попытку чиновников прикрыть свои тылы в случае новых претензий силовиков к ученым.

Приказ министра Михаила Котюкова от 11 февраля 2019 г., копию которого опубликовала газета «Троицкий вариант», обязывает все научные организации за пять дней уведомлять министерство о планируемой встрече сотрудников с иностранными гражданами, встречаться с ними минимум по двое, обо всех контактах в нерабочее время сообщать руководству. Министерство подчеркнуло, что это лишь рекомендации, но утвердить их обязаны все подведомственные организации.

Обвинения ученых в шпионаже или госизмене возникают сегодня пугающе регулярно – в том числе из-за научной переписки с иностранными коллегами; число возбуждаемых по этим статьям дел, как и приговоров, в России, по данным правозащитников «Команды 29» и судебного департамента при Верховном суде, год от года растет. Претензии у ФСБ возникают преимущественно к самим ученым (вспомним обвинение в госизмене 75-летнего Виктора Кудрявцева, возмутившее его коллег), а не к их кураторам и бюрократам от науки, но это пока. Очевидно, министерство попрекают, что у них госсекреты текут во все стороны, отсюда и желание прикрыться приказом на случай каких-то претензий, замечает бывший член ВАК, биолог Михаил Гельфанд. Сейчас взаимоотношения российских и иностранных ученых, не работающих с гостайной, тоже отчасти регулируются, но все зависит от темперамента институтского руководства, поясняет Гельфанд.

Миннауки берет за образец советские практики, когда за наукой присматривали в КГБ. Но в современных реалиях такие ограничения, безусловно, невыполнимы, убежден Гельфанд. Ограничения на контакты с коллегами вредны для самой российской науки, они искусственно изолируют российских ученых от общемирового научного процесса, тормозят темпы их работы. Но для чиновников от науки это, видимо, не главное: если нужно прикрыть спину, то главное, чтобы рекомендации устроили тех, кто «присматривает» за учеными и их руководителями. Впрочем, совершенно беззубым приказ считать нельзя: он «подвешивает» ученых и вменяемых руководителей научных организаций, его неисполнение дает лишний повод при случае от них избавиться, а их место займут госкарьеристы.