Мобилизация расследователей

Подключение Госдумы к теме внешнего вмешательства демонстрирует единство властных структур, но едва ли может стать эффективным способом мобилизации общества
Евгений Разумный / Ведомости

Поиск врагов России, вмешивающихся в российские выборы, ширится: в ответ на московские протесты вслед за давно работающей группой в Совете Федерации о создании своей спецкомиссии объявила Госдума. Решение логичное, но едва ли эффективное: появление комиссии способно продемонстрировать единство парламента по принципиальной для Кремля теме, но массово мобилизовать избирателей – уже нет.

В состав комиссии, о создании которой было объявлено в понедельник, войдут представители всех четырех фракций. Практика создания таких комиссий основательно подзабыта: в 2011 г. лидеры парламентской оппозиции грозили инициировать совместное расследование фальсификаций на думских выборах, но быстро сдали назад. Новая комиссия займется «расследованием фактов вмешательства иностранных государств» в дела России (цитата по «РИА Новости»), фактически – поиском свидетельств того, что акции протеста организованы на Западе (тут депутаты могут брать пример с расследования СКР массовых беспорядков, которых не было, а обвиняемые есть).

Создавая комиссию, Госдума присоединяется к большому пулу «расследователей», оперирующих одними и теми же «свидетельствами». Первым тему «внешнего вмешательства» в выборы в Мосгордуму поднял МИД России, потом подключился Совет Федерации: замглавы комитета по международным делам верхней палаты Сергей Кисляк увидел за митингами «большую системную машину», работающую из-за океана. Такое солидарное выступление подсказывает, что инициатором раскрутки темы «внешнего вмешательства» применительно к выборам в Мосгордуму был, очевидно, Кремль. Это консенсусная позиция власти, но разные игроки вкладывают в нее разный смысл, считает политолог Евгений Минченко. Есть охранители, которые верят, что протесты можно свести к внешнему вмешательству. Есть те, кто считает, что раз в США была кампания против российского вмешательства в президентские выборы, то надо ответить тем же, что может стать элементом размена во внешнеполитических торгах. Есть Госдума, которая хочет продемонстрировать свою активность, есть парламентская оппозиция, которой эта тема выгодна для дистанцирования от оппозиции радикальной.

Объединяют все это опасения Кремля, что протестная активность не сойдет в столице на нет после сентябрьских выборов в Мосгордуму и может быть подхвачена в регионах: задача властей – купировать разрастание протеста, не допустить объединения недовольства либерального среднего класса в Москве и раздражения лояльных власти жителей на местах, считает политолог Алексей Макаркин. Но это уже заезженная пластинка: в 2014 г. после присоединения Крыма идея «вмешательства извне» прошла бы на ура, сейчас ее электоральная эффективность невысока, считает Минченко. Раскрутка старой темы демонстрирует дефицит мобилизующих идей у власти: проблема, однако, в том, что и оппозиция пока не сформулировала темы, которая нашла бы массовую поддержку за пределами столиц.

Исправленная версия. Уточнено имя замглавы комитета по международным делам верхней палаты.