Почему будущее невнятно

Сложно представить себе будущее, если и настоящее не дает поводов для оптимизма и спокойствия
Максим Стулов / Ведомости

Мало кто из россиян планирует свое будущее, особенно на годы вперед, показал августовский опрос ФОМа, что свидетельствует не просто о невнятных перспективах, но и о социальном пессимизме, т. е. неверии в те планы и стратегии, о которых люди слышат от руководителей страны.

На длительный срок (более 10 лет) планируют жизнь 16% опрошенных ФОМом, что, видимо, немало в российских реалиях, и это в основном молодежь. С возрастом эта доля сокращается – с 26% среди 18–30-летних до 12% среди тех, кому 46–60 лет. Самая большая группа – 41% – планирует жизнь только на короткий срок (до одного года). Склонность к долгосрочному планированию предполагает опору на собственные силы, личную ответственность, отмечает социолог ФОМа Григорий Кертман, такую ставку чаще других демонстрирует молодежь (73%) и чем старше респонденты, тем меньше среди них тех, кто полагает, что их будущее в большей степени зависит от них самих. Это легко объяснимо: с возрастом количество развилок впереди и ресурсов уменьшается, что располагает к расчету на внешние обстоятельства. Но этому способствует и жизненный опыт: например, предпринимательство, дающее возможность рассчитывать на себя, придушено; госсектор, несущий традиции рутинной лояльности, растет.

Далекое будущее и вовсе плохо предсказуемо для россиян. На вопрос, какой будет жизнь в России через 20 лет, многие затруднялись с ответом. 29% не могли сказать, будет в России более спокойно и безопасно, чем сейчас, менее или так же. 23% затруднились ответить, какой будет в стране уровень социальной защищенности – лучше, хуже, как сейчас. 24% не берутся предполагать положение дел в экономике, 18% – качество российского образования, 17% – уровень доверия между людьми. Но самый популярный вариант ответа – через 20 лет все будет примерно так же, как сейчас (так отвечают порядка трети респондентов).

Да, 20 лет – это много (даже стратегии долгосрочного развития пишутся максимум до 2030 г.). Но в невнятных перспективах на будущее отзываются и сегодняшние проблемы, проявляется неверие в наличие у страны внятного плана развития. Только 28% респондентов сочли ситуацию в стране благоприятной для планирования будущего на несколько лет вперед, но большинство (62%) думает наоборот, ссылаясь на текущую нестабильность, маленькие зарплаты и пенсии, рост цен и проч. За год доля пессимистов выросла на 4 п. п., оптимистов – сократилась на 5 п. п. Это говорит о росте социального пессимизма, неверия в грядущие успехи, анонсируемые руководством страны, – и похоже, что с таким настроем значительной части общества шансы на их достижение дополнительно сокращаются.