Статья опубликована в № 4911 от 02.10.2019 под заголовком: Уроки «умного голосования» для 2021 г.

Уроки «умного голосования» для выборов Госдумы

Политолог Александр Пожалов о необходимости конкуренции, возвращения избирательных блоков и дебюрократизации допуска на выборы 2021 года

«Умное голосование» – новый проект Алексея Навального – стал одним из самых обсуждаемых итогов выборов 2019 г. в Москве. Мне уже приходилось писать о парадоксе: «умному голосованию» могут быть благодарны как в оппозиции, так и во власти. Оппозиции нынешняя кампания Навального – в отличие от бойкота выборов в Мосгордуму в 2014 г. – помогла усилить протестную мобилизацию и принесла не менее 10 внеплановых побед. Власти несколько ошибок «умного голосования», не получивших объяснения от авторов, сохранили итоговое большинство в Мосгордуме.

Такая двусмысленность результатов «умного голосования» неизбежно ставит вопрос: может ли эта технология снова выстрелить в Москве – на выборах Госдумы 2021 г.?

Другие выборы

Не нужно забывать, что в 2019 г. «умное голосование» в Москве было лишь способом общепротестного голосования «за кого угодно», этакой игрой в «назло бабушке отморожу уши»: например, сделать депутатом явного спойлера, «эсера-двойника» Александра Соловьева или прокатить «системного либерала» из ВШЭ Валерию Касамару, политический манифест которой, не будь она кандидатом от власти, вряд ли бы вызвал возражения у оппозиции. Такая игра с властью стала возможной, потому что большинство независимых кандидатов в бюллетень не попали, графа «Против всех» применяется только на муниципальных выборах в считанном числе регионов, а реальные полномочия Мосгордумы и, значит, ценность выборов изначально казались всем незначительными.

Кроме того, так как Москва отказалась от смешанной модели выборов, в столице не было прямой конкуренции идеологически несовместимых партсписков КПРФ и «Яблока». А значит, перед авторами «умного голосования» не стояла дилемма, можно ли агитировать в округах в основном за коммунистов, так как они понимали, что это неминуемо ослабит позиции демократов по партспискам.

В 2021 г. значимость выборов в Госдуму и для власти, и для оппозиции будет совсем иной. Новый состав Госдумы застанет и, вероятно, должен будет законодательно оформить «транзит» политической системы, ведь в 2024 г. по Конституции в стране должны появиться новый президент, новое правительство и, возможно, обновленная модель сдержек и противовесов между ветвями власти, центром и регионами. А полномочия Госдумы, пусть даже сейчас спящие, не сравнить с возможностями любого регионального заксобрания: это и парламентские расследования, и гипотетическая возможность преодолевать президентское вето, и право отказать в утверждении премьер-министра или добиться его отставки (либо досрочных выборов).

Для либеральных сил вопрос возвращения в Госдуму «транзитного» периода партии или хотя бы отдельной группы политиков, выражающих их взгляды, в 2021 г. будет принципиальным. Ситуация на партийном поле и результаты выборов в регионах в эпоху нового пенсионного возраста таковы, что реальный шанс для либералов попасть в Госдуму – это преимущественно одномандатные округа в Москве, Санкт-Петербурге, Екатеринбурге, Новосибирске и еще некоторых мегаполисах, а не партсписки. Выбирая между партсписками, недовольный избиратель сейчас в основном голосует за КПРФ и ЛДПР, затем за их конкурентов с социальной повесткой («Справедливая Россия», «Пенсионеры», «Коммунисты России»), а даже самая успешная из правых партий – «Яблоко» – пока очень далека от преодоления 5%-ного барьера на общероссийском уровне. Отсутствие же возможности создавать избирательные блоки не позволяет правым силам вывести на выборы свежий, не отягощенный антирейтингом прежних лет бренд на основе более-менее равноправного союза – каким был Союз правых сил на выборах в Госдуму в 1999 г. или успешный блок «Яблока» и СПС на выборах в Мосгордуму в 2005 г. (в котором одну из групп возглавлял тогда еще начинающий яблочник Навальный).

А вот в 15 одномандатных московских округах в 2021 г. развернется острая конкуренция. Сегодня, пожалуй, только у 2–3 единороссов-одномандатников от Москвы просматриваются твердые шансы переизбраться. Остальные не могут не тревожиться о том, что сейчас КПРФ, «Яблоко» и даже эсеры выиграли многие спальные округа на периферии, долго считавшиеся оплотом власти.

Большим подспорьем для правых стало бы увеличение доли одномандатников в Госдуме с 50 до 75%, о чем периодически заходит разговор. В таком случае в Москве будет уже не 15, а 22 округа. Это поможет демократам развести своих кандидатов по округам и минимизировать внутреннюю конкуренцию, что в этом году уже почти получилось на выборах в Мосгордуму на начальной стадии. Число подписей для тех демократов, которые не смогут выдвинуться от «Яблока», уменьшится с 15 000 до 10 000, снизится и бюджет кампании. Число же заведомо сложных для власти столичных округов на выборах в Госдуму с учетом результатов 2019 г. возрастет с 4–5 до 12–15.

Поэтому если в 2019 г. для сторонников «умного голосования» было допустимо помочь избраться в мало что решающую Мосгордуму идеологически чуждым коммунистам и справороссам назло власти, то в 2021 г. предложение помочь той же КПРФ укрепиться в Госдуме, голосуя за ее одномандатников в столице, окажется для либеральных сил неприемлемым. С социально-экономических позиций к правому флангу сегодня ближе «Единая Россия», вынужденная быть партией модернизации социальной и бюджетной сферы и оплотом либеральной налоговой системы, чем КПРФ, ЛДПР и «Справедливая Россия» – партии перераспределительной справедливости (ведь ЛДПР давно уже покинула нишу «умеренного национализма»).

«Умный ответ»

Во-первых, оптимальным для власти сценарием выборов в Москве окажется повторение достаточно конкурентной модели кампании в Госдуму в 2016 г. Тогда благодаря весьма демократичным правилам регистрации и по партспискам, и в округах было представлено по нескольку партий из всех идеологических ниш. При этом внутривидовая конкуренция в рядах правых между «Яблоком», «Парнасом» и «Партией роста», подкрепленная их же соперничеством в столичных округах и разладом в «Демкоалиции», оказалась сильнее целесообразности сплотиться вокруг партсписка «Яблока» ради его попадания в Госдуму.

Теперь из «прозападных» либералов право участвовать в думских выборах без сбора подписей осталось только у «Яблока». «Парнас» сошел со сцены, у партии Дмитрия Гудкова нет федеральной льготы, и, даже если она добьется от Минюста регистрации нового наименования, ей предстоит в 2020 г. штурмовать 5%-ный барьер на выборах в заксобрание любого региона ради этой льготы. Либералы-«патриоты» из «Партии роста» и тем более «Гражданской платформы» (в 2019 г. ей вернули думскую льготу по итогам выборов в Карачаево-Черкесии) давно уже не рассматриваются оппозицией как идейно близкие.

Во-вторых, в 2019 г. «умному голосованию» в Москве помогла ошибка технологов власти, которые, вероятно играя на понижение протестной явки, «зачистили» во многих округах большинство реальных оппонентов. Но из-за резкой политизации кампании протестный избиратель не остался дома, и у рассерженных москвичей и авторов «умного голосования» часто просто не было иного выбора, кроме КПРФ.

Там же, где такой выбор был, а рекомендация Навального не учла реальный расклад сил (как в округе № 30, где активную кампанию провел независимый кандидат Роман Юнеман, но Навальный поддержал Владислава Жуковского от КПРФ), «умное голосование» сломалось. История не знает сослагательного наклонения, но, останься в округах наряду с коммунистами больше демократов второго ряда, тех же яблочников (или представителей ФБК в округе № 8, где победила «яблочный урбанист» Дарья Беседина), возможностей сыграть на распыление протеста между ними у власти было бы больше.

Скорее всего в 2021 г. явка в Москве и мегаполисах окажется куда выше, чем антирекорд 2016 г., а доля сторонников перемен в ней – как либерально-демократических, так и социально-патерналистских – весомее. И для власти лучше, чтобы недовольный избиратель имел широкую палитру выбора, а не вынужденно сплачивался вокруг единственного оставшегося оппонента независимо от его партийной принадлежности.

В-третьих, после пенсионной реформы оппозиция научилась побеждать «Единую Россию» и самовыдвиженцев власти в одномандатных округах, причем не только в Москве. У той же КПРФ теперь немало активных депутатов заксобраний, выигравших округа в областных центрах и получивших боевой опыт перед «большими» выборами в Госдуму. Ответом власти могло бы стать отнюдь не повышение доли одномандатников в Госдуме до 75%, что во многих регионах только увеличит число потенциально протестных округов с преобладанием городского избирателя.

И для власти, и для оппозиции выгоднее, не меняя соотношение списочников и одномандатников в Госдуме, вернуть возможность создавать избирательные блоки. Создание блоков помогло бы провести полноценную перезагрузку и обновление рядов «Единой России» и парламентской оппозиции.

Новым «системным» лидерам мнений для либеральной публики, которых сейчас власть выдвигает на первый план своих общественных проектов, – благотворителям (вроде Нюты Федермессер), представителям либеральных вузов (как Касамара), узнаваемым медиаперсонам, молодежным лидерам – удобнее избираться по партийным спискам от новой «независимой силы», не занимаясь скучной партийной «орговухой». Ведь в округах людей больше волнуют приземленные бытовые вопросы, а даже самовыдвиженец от власти, как показали выборы в Мосгордуму, слишком быстро начинает восприниматься как «скрытый единоросс», даже если он не имеет к партии никакого отношения.

А лидерам несистемной оппозиции механизм избирательных блоков позволил бы вернуться в системное поле и договариваться о создании равноправного альянса на базе того же «Яблока», при этом сохраняя свою идентичность и не оказываясь в полной зависимости от партийного аппарата, от чего пострадала «Демкоалиция» в 2016 г. (тогда субъектом выдвижения была партия «Парнас», а «Демкоалиция» оставалась лишь виртуальным брендом).

Наконец, власть явно захочет, чтобы Госдума «транзитного» периода была максимально легитимной, а значит, в 2021 г. нужно избежать повторения в Москве массовых уличных протестов, подобных декабрьским акциям 2011 г. и летнему протесту 2019 г. «Умное голосование» состоялось благодаря чрезмерной политизации выборов, ощущению явной несправедливости еще на стадии регистрации кандидатов – в прошлые же годы все громкие протесты разгорались только после дня голосования.

Поэтому в интересах власти не только обеспечивать честный подсчет голосов, но и разбюрократизировать систему допуска на выборы, не усложняя достаточно демократичную (на уровне выборов в Госдуму) квалификационную систему для партий (или блоков) и продемонстрировав реальные изменения в механизме сбора подписей. И об этом уже говорят в Центризбиркоме.

Автор — директор по исследованиям фонда ИСЭПИ

Читать ещё
Preloader more