Статья опубликована в № 4914 от 07.10.2019 под заголовком: Ростовское ожесточение

Намерения строгого режима

Ростовский суд вынес беспрецедентно суровый приговор молодым ростовчанам за политический активизм, принятый за попытку организации «массовых беспорядков»

Крайне жесткий приговор молодым людям по «ростовскому делу» о несостоявшейся «революции» оппозиционера Вячеслава Мальцева призван запугать оппозиционно настроенную молодежь – теперь и в регионах.

Ростовский облсуд в пятницу приговорил 24-летнего Владислава Мордасова к шести годам и семи месяцам колонии строгого режима, 19-летнего Яна Сидорова – к шести годам и пяти месяцам, признав их виновными в покушении на организацию массовых беспорядков (ч. 3 ст. 30 и ч. 1 ст. 212 УК). Еще один фигурант дела – 20-летний Вячеслав Шашмин осужден за покушение на участие в «массовых беспорядках» на три года условно. Это беспрецедентно суровый приговор, вынесенный за одни только намерения, да и те, как считают правозащитники, надуманные.

События, за которые судили молодых людей, относятся к 5 ноября 2017 г. – на этот день лидер движения «Артподготовка» Мальцев (к его сторонникам следствие отнесло и ростовчан) анонсировал «революцию» (сам Мальцев к тому времени уехал из России, он в розыске, «Артподготовка» признана судом экстремистской организацией). В этот день 22-летний Мордасов и 18-летний Сидоров вышли на пикет к зданию ростовского правительства с плакатом с требованием вернуть землю местным погорельцам (с собой у них был еще один плакат – с требованием отставки областного правительства). Формально их осудили за подготовку к массовым беспорядкам (которых в Ростове, как и в Москве в 2019 г., не было), но фактически – за участие в политической группе, которую следствие усмотрело в телеграм-чате «Революция 5/11/17 Ростов-на-Дону», созданном Мордасовым якобы «с целью дестабилизации политической ситуации в стране и подбора соратников для проведения массовых беспорядков».

Суть надуманного обвинения сближает «ростовское дело» с делом «Нового величия» о подготовке госпереворота. Оба они заведены на совсем молодых людей, в обоих случаях никакой реальной подготовки и попыток «переворота» или «беспорядков» не было, оба построены на материалах из телеграм-чатов. Методы работы следствия также похожи: фигуранты «Нового величия» жаловались на давление следователей для дачи признательных показаний; Мордасов и Сидоров сообщали, что поначалу признали вину под пытками (но суд не принял это во внимание). «Ростовское дело» наряду с делом «Нового величия» и делом Азата Мифтахова – это кампания по запугиванию молодежных политических групп, констатирует политолог Кирилл Рогов, для этого надо было создать представление о полутеррористических организациях, чтобы с этой позиции создавать угрозу для участников любых политических групп и дебатов.

Опасность этих «организаций», мягко говоря, значительно преувеличена, но у власти есть желание их разоблачать и раскрывать, считает политолог Алексей Макаркин: жестокость наказания воспринимается как главный способ противодействия политизации общества, особенно молодежи. Но сломанные человеческие судьбы могут вести лишь к большей радикализации молодежи – и иногда, как показывает история, к революции.

Читать ещё
Preloader more