Чем опасен договор «Яндекса» с государством

Чтобы выжить, интернет-бизнес вынужден все чаще руководствоваться «национальными интересами»
Максим Стулов / Ведомости

Топ-менеджеры и российские акционеры «Яндекса» празднуют. Они наконец придумали и, главное, согласовали с государством новую схему управления, которая, с одной стороны, позволит компании сохранить лицо и инвесторов, с другой – успокоить чиновников, которые очень переживают из-за иностранного влияния на компанию. Ведь почти 85% обычных акций «Яндекса» торгуются на американской бирже NASDAQ. То есть купить их может любой желающий без ведома российских властей. А «Яндекс» уже слишком большой и влиятельный, чтобы пускать это на самотек.

Что же поменяется? Рядом с акционерами, советом директоров и топ-менеджерами вырастет новая и пока не слишком понятная конструкция. Называется симпатично – Фонд общественных интересов, но прилагательное требует уточнения. Пусть основу совета фонда сформируют сотрудники вузов и некоммерческих организаций, его состав, да и всю конструкцию детально согласовала, по словам источников «Ведомостей», администрация президента. Так что интерес тут не общественный, а вполне себе государственный.

Новый фонд (читаем: государство) не получит акций «Яндекса», но приобретет очень интересные возможности по управлению интернет-гигантом. Фонд будет контролировать избрание половины членов совета директоров, согласовывать назначение гендиректора российского «Яндекса» и требовать временного отстранения этого директора, если компания как-то неправильно себя поведет в случае угрозы национальной безопасности. Наконец, фонд будет следить, чтобы никто без разрешения не смог консолидировать 10% и более акций «Яндекса», чтобы компания не передавала третьим лицам персональные данные пользователей и не отдавала иностранцам существенной интеллектуальной собственности.

«Яндекс» умело продает новую схему. Компания объясняет сотрудникам, что ей удалось сохранить независимость по большинству вопросов управления (правда?) и что контролирующий механизм в виде некоммерческого фонда с учеными всяко лучше продажи контрольного пакета госкорпорации. Все мы помним, как обвалились акции «Яндекса» после появления год назад информации о том, что Сбербанк может увеличить долю в поисковике. Компания объясняет инвесторам, что ей удалось сохранить без потерь структуру владения и позицию на NASDAQ и убрать главные политические риски – ради этого можно и допустить к управлению странную конструкцию под контролем государства. Наконец, компания, очевидно, долго убеждала чиновников, что новая схема управления, конечно, не такая очевидная, как покупка госкорпорацией, но зато железно сработает, если вдруг война и враг захватывает «Яндекс». Выбраны проверенные люди, им выдан ключ от ворот, если что – они перекроют все доступы и защитят все интересы страны.

Сооснователь Аркадий Волож в письме сотрудникам описывает, каким большим стал «Яндекс» за последние 10 лет, и фактически доказывает, что пристальный интерес государства к такой компании совершенно понятен и естественен. То, что государство таки получило кусок плоти «Яндекса», и правда было неизбежно. Правительства по всему миру сейчас пытаются зарегулировать интернет и чаще всего добиваются своего. Другое дело, что в таких странах, как Россия, Китай, Иран и т. п., в силу национальных особенностей интернет-компании постепенно становятся частью госмашины, машины пропаганды, машины принуждения и слежки за гражданами. Чтобы выжить, бизнес вынужден все чаще ставить во главу угла «национальные интересы». Да, компании и дальше поставляют пользователям новые продукты и технологии, но нет никаких гарантий, что при случае они не сдадут пользователей со всеми их потрохами и данными.