Можно ли привыкнуть к протестам

После «московского дела» и закона об иноагентах-гражданах сложно поверить в искренность слов Дмитрия Пескова, что протесты стали «обычным фоном» для Кремля
Максим Стулов / Ведомости

Подчеркнуто бесстрастную реакцию Кремля на новый рост числа протестных акций сложно трактовать как признание властью права граждан быть недовольными – в таком случае не было бы ни «московского дела», ни закона о гражданах-иноагентах. Кремль не может не беспокоить расширение географии протестов, их тематики и вовлечения в них лояльных групп населения, тем более что проблемы, которые выводят людей на улицы, остаются нерешенными.

Кремль не заметил роста недовольства в стране и считает протестные выступления минувшего лета и осени в Москве и других регионах «обычным фоном» и «определенной общественной реакцией на те или иные события». Так пресс-секретарь президента Дмитрий Песков прокомментировал статью «Коммерсанта» о новом росте числа протестов в России в 2019 г., отмеченном в докладе Центра социально-трудовых прав (ЦСТП). По данным ЦСТП, количество протестных акций выросло с 434 во II квартале 2019 г. до 580 в третьем, а их общее число достигло 1443.

Формально Песков прав: в III квартале 2018 г., на фоне обсуждения повышения пенсионного возраста и принятия закона, ЦСТП насчитал 834 акции протеста – в 1,4 раза больше, чем в этом же периоде 2019 г. В целом за три квартала 2018 г. в России протестов было в 1,2 раза больше, чем за тот же период нынешнего года, однако число участников летних акций протестов 2019 г. было значительно выше, чем годом раньше, – одна только московская акция 10 августа собрала 50 000 человек. Другое дело, что подобное отношение к протестам – мол, так было всегда – создает впечатление, что власти нет дела до недовольства граждан и она не стремится выяснить его причины, чтобы избежать новых конфликтов в будущем.

Такой же заметный рост числа протестов в III квартале года наблюдался и в 2018 г., тогда спусковым крючком стала пенсионная реформа, в нынешнем году – недопуск независимых кандидатов на выборы в Мосгордуму и планы строительства мусорных полигонов в регионах, причем публичная грубость местных властей в адрес противников полигона в Шиесе спровоцировала возмущение на всем Севере: акции стали регулярными. Сразу в нескольких регионах в знак протеста против переработок и низких зарплат увольнялись врачи. Акции поддержки фигурантов «московского дела» прошли и в других городах страны.

Слова об «обычном» протестном фоне не стыкуются с новыми попытками властей отбить у недовольных желание протестовать – отсюда массовые задержания на летних акциях в столице, стремительное «московское дело» против митинговавших в столице и реальные сроки для его фигурантов, попытка купировать распространение неприятной информации с помощью закона об иноагентах-физлицах. Власть уверена в своей правоте и не готова ни сдавать назад, ни хотя бы обсуждать свои инициативы с обывателями, на чью жизнь они могут негативно повлиять. Отдельные уступки не меняют общего ощущения готовности власти закручивать гайки и душить недовольных штрафами или клеймом иноагента – вот оно в самом деле стало «обычным фоном».