Владимир Каппель, легендарный противник Чапаева

Историк Павел Аптекарь о настоящей, а не кинематографической истории белого генерала
«Успех операции достигнут самопожертвованием и храбростью офицеров и нижних чинов отряда... Особо отмечаю мужественные действия чинов подрывной команды и артиллерии», – писал Каппель. /студия Ленфильм

100 лет назад, 25 января 1920 г., от болезни умер генерал Владимир Каппель, выведший остатки армии адмирала Александра Колчака в Забайкалье. Его имя пробуждает в памяти сцену «психической атаки» из фильма «Чапаев». Но эта атака – авторский вымысел. Карьеру Каппеля и жизнь Чапаева историки изучают до сих пор.

Будущий белый генерал родился 16 апреля 1883 г. в Петербурге в семье офицера Оскара Каппеля, воевавшего в Средней Азии, а затем служившего в корпусе жандармов. Отец умер, когда Владимиру было 6 лет.

Каппель поступил во 2-й кадетский корпус, где сначала много озорничал: подчистил оценки в журнале, скатился с горы на коньках вопреки запрету офицера. Перспектива низкой оценки и платного обучения заставили его повзрослеть, и в итоге Каппель окончил корпус с баллом, позволявшим учиться в Николаевском военном училище за казенный счет. В 1903 г. он получил первый офицерский чин корнета и назначение в Польшу в 54-й драгунский полк. В 1906 г. его перевели в Пермскую губернию, где драгуны участвовали в поимке банды, грабившей под революционными лозунгами.

В Перми Каппель познакомился с 18-летней дочерью горного инженера Ольгой Строльман, завязался бурный роман. Родители запретили ей встречаться с офицером, считая его повесой, но помешать влюбленным не смогли. Когда родители были в отъезде, Ольга без их благословения обвенчалась с Владимиром. Родители не признали брак, но затем изменили мнение об избраннике дочери.

Каппель не был повесой. Командир полка полковник Павел Мелик-Шахназаров писал в аттестации 1909 г.: «Нравственности очень хорошей, отличный семьянин... В тактическом отношении, как строевой офицер, очень хорошо подготовлен... Азартным играм и употреблению спиртных напитков не подвержен». В 1910 г. он поступил в Академию Генштаба, учеба в которой позволяла пробиться в военную элиту России. В 1913 г. Каппель окончил академию по 1-му разряду и отправился служить в Московский военный округ.

В годы Первой мировой Каппель с января 1915 г. служил старшим адъютантом (начальником оперотдела) штаба 5-й Донской казачьей дивизии. Летом 1915 г. она в тяжелейших условиях (запись в журнале боевых действий: «В батареях осталось по семь снарядов на орудие») прикрывала отход русской армии из Польши. Каппель стремился восполнить недостаток сил маневром и активными действиями. Позже он служил в 14-й кавдивизии, а с зимы 1916 г. – в штабе Юго-Западного фронта. За боевые успехи и разработку планов операций Каппеля наградили рядом орденов. В октябре 1917 г. он занимал должность помощника начальника разведотделения штаба фронта. В нараставшем хаосе Каппель уехал к родным в Пермь, где впервые увидел сына Кирилла.

Весной 1918 г. Каппеля призвали на службу в Красную армию в Самару. Но 8/21 июня 1918 г. советскую власть в городе свергли чешские войска и местные добровольцы. Чехи ушли, и никто не решался возглавить малочисленный отряд сторонников эсеро-меньшевистского Комитета членов Учредительного собрания (Комуч). Тогда свою кандидатуру предложил Каппель. Он понимал, что малыми силами удержать город невозможно, и внезапно ударил по Сызрани, где находилось несколько тысяч красных бойцов. Конницу и два орудия отправили в тыл противнику. Когда пехота атаковала город, пушки обстреляли его с тыла. Красные бежали. «Успех операции достигнут самопожертвованием и храбростью офицеров и нижних чинов отряда... Особо отмечаю мужественные действия чинов подрывной команды и артиллерии», – писал Каппель.

Затем его отряд занял Ставрополь на Волге (ныне Тольятти), а 22 июня – Симбирск. Каппель пустил слух, что бригада высадится с пароходов. Красное командование развернуло на берегу реки батареи, чтобы уничтожить белых, но конница и посаженная на подводы пехота Каппеля захватили пушки, не дав им сделать ни одного выстрела. 7 августа каппелевцы заняли Казань, захватив золотой запас России и Академию Генштаба, но большинство ее слушателей не пожелали служить Комучу.

Взятие Казани стало последним крупным успехом Народной армии. Комуч не уделял должного внимания созданию регулярной армии. Тем временем Восточный фронт Красной армии возглавил бывший полковник Иоаким Вацетис. Расстрелы бежавших с позиций укрепили дисциплину. Пополнение фронта боеспособными частями и вооружением позволило красным перейти в наступление на Казань. Каппель в конце августа внезапно ударил им в тыл, но вынужден был отступить. 2 сентября он писал в штаб Народной армии: «Непрерывные бои бригады в течение трех месяцев окончательно истрепали ее. В районе Казани бригада потеряла 400 одними ранеными... Убыль старых бойцов и почти всего командного состава 1-го полка сделали бригаду почти небоеспособной, и необходим безотлагательный отвод ее в тыл...» Однако еще три месяца Каппель во главе бригады и сводного корпуса сдерживал натиск Красной армии под Мелекесом, Бугульмой и Уфой, нанося внезапные удары.

Лишь в январе 1919 г. измотанных боями волжан вывели в тыл. Но Каппеля в Сибири считали левым из-за службы в Народной армии, и переформирование корпуса затянулось. Ситуация изменилась только после личной встречи с Колчаком в апреле 1919 г.

Три дивизии Волжского корпуса на 45% пополнили бывшими красноармейцами, не были надежны и мобилизованные крестьяне. Только в артиллерии и коннице большинство сохранили добровольцы. Каппель надеялся, что ему удастся укрепить боевой дух войск до отправки на фронт, но ошибся.

В апреле Красная армия перешла в контрнаступление. В мае не закончивших обучение волжан бросили в бои под Белебеем. Под Уфой корпус Каппеля не воевал и «психической атаки» каппелевцев на позиции чапаевской дивизии не было, не было в корпусе и офицерского полка. В тех боях проявилась неустойчивость частей, пополненных бывшими красными. 10-й Бугульминский полк перешел к противнику. Белые отступали, оставив противнику Поволжье и Урал.

Шанс остановиться белые получили на Тоболе. В августе 1919 г. они закрепились на правом берегу реки. Но вместо организации обороны и накопления резервов штаб Колчака решил наступать. Несмотря на просьбу Каппеля, на посту командира кавалерийского корпуса остался генерал Павел Иванов-Ринов, еще не участвовавший в Гражданской войне. Удар на Петропавловск достиг успеха, но глубокий рейд в тыл красных провалился. «Если бы во главе корпуса поставить кавалерийского генерала, например Каппеля, то успех оказался бы более значительным», – писал военный министр колчаковского правительства Алексей Будберг.

Когда в октябре красные возобновили наступление, у белых не оказалось резервов для контрманевра. Армия беспорядочно отступала, отходу мешали восстания крестьян. Ряды белых выкашивали болезни и дезертирство. Колчак передал 3 декабря 1919 г. командование армией Каппелю. Он стремился оторваться от красных, уменьшить потери. Каппель задерживался на передовой, боролся с бесчинствами в тылу, договорился с местными властями, и в Мариинске проходившие полки получили продукты и зимнее обмундирование. К городу Канску он повел колонну прямо по льду реки. Каппель шел пешком и случайно зачерпнул в сапоги воды, вскоре у него начался сильный озноб. В деревне Барга ему без анестезии ампутировали обмороженные пятки и часть пальцев на ногах, затем у него развилось воспаление легких. Выведя остатки Белой армии в Забайкалье, 25 января он умер.

Каппеля похоронили в Чите, а осенью 1920 г. его останки перевезли в Харбин, где они покоились в ограде Свято-Иверской церкви. В середине 1950-х гг. по настоянию советских представителей в КНР могилу и памятник – мраморный крест с терновым венком – уничтожили.

Трагичной оказалась и судьба родных Каппеля. Жену Ольгу, приехавшую в Москву в поисках работы, взяли в заложники в мае 1919 г., но через год выпустили, вынудив оформить развод с умершим мужем, вскоре она вернулась в Пермь к родителям. В декабре 1937 г. ее осудили к 5 годам лишения свободы как социально опасный элемент, в 1942 г. срок заключения продлили на 2 года. Она возвратилась в Пермь в 1947 г., работала медсестрой, в 1956 г. добилась реабилитации и умерла в 1960 г. Сына Кирилла арестовали в 1937 г., но выпустили весной 1939 г., в сентябре 1941 г. его призвали на фронт, он воевал под Ленинградом и был ранен, умер в 1995 г.

И еще один поворот истории: в январе 2007 г. прах Каппеля перезахоронили на Донском кладбище в Москве. Могила же Чапаева не найдена.

Автор — историк