Эвакуация как спецоперация

Обстоятельства эвакуации и размещения в карантине вернувшихся из Китая россиян оказались слишком кинематографично-драматичны, чтобы купировать беспокойство их соседей
Спецоперация по эвакуации россиян из китайского Уханя в Тюменскую область должна продемонстрировать серьезность мер, которые государство предпринимает для обеспечения безопасности тех, кто мог контактировать с заболевшими, и тех, кто наблюдает за эпидемией по телевизору /TASS

Военизированная спецоперация по эвакуации россиян из китайского Уханя в Тюменскую область должна была продемонстрировать обывателям серьезность мер, которые государство предпринимает для обеспечения безопасности тех, кто мог контактировать с заболевшими, и тех, кто наблюдает за эпидемией по телевизору. Однако бурная реакция местных жителей на обустройство карантина в регионе показывает, что с антуражем, похоже, все-таки переборщили. Такой отклик отразил страхи обывателей перед эпидемией, но одновременно дал возможность здравомыслящим людям продемонстрировать солидарность с согражданами, оказавшимися не по своей вине в роли героев фильма-апокалипсиса.

5 февраля российские военно-транспортные самолеты вывезли всех пожелавших эвакуироваться российских граждан из Уханя и других городов юга Китая, оказавшихся в эпицентре эпидемии коронавируса 2019-nCoV. В Китае, по данным Роспотребнадзора, зафиксировано 549 смертей от последствий коронавируса. Привлечь для эвакуации самолеты военно-космических сил распорядился Владимир Путин.

Отдать приказ военным, конечно, проще, но возникает вопрос, почему нельзя было вывезти россиян силами МЧС, которые должны быть готовы к экстренным ситуациям. Франция также отправила в Ухань за своими гражданами военный самолет – обычный аэробус А340. 128 россиян и 16 граждан стран СНГ погрузили в транспортные Ил-76. Некоторые эвакуированные сетовали, что им пришлось 13 часов провести в холоде и на жестких скамьях, а вместо привычного авиатуалета пользоваться ведром за занавеской. По-разному обустроили и карантин. Французов вывезли в бальнеологический курорт Карри-ле-Руэ на берегу Средиземного моря. Россиян разместили в бывшем туберкулезном санатории «Градостроитель» в Тюменской области под охраной Росгвардии, объяснив выбор наличием там дезинфекционной камеры, автономной канализации.

Антураж спецоперации – люди в спецзащите, охрана, особый режим – произвел впечатление, но, кажется, не вполне такое, на которое рассчитывали организаторы эвакуации. Многие россияне, жившие в Ухане, предпочли его не покидать. «Либо тут сидеть в комфорте, либо за колючей проволокой в Тюмени», – сказал один из оставшихся «Медузе».

Жалобы эвакуированных на условия возвращения и размещения вызвали у части обывателей обвинения в эгоизме: «Туалет не такой, еда не такая!.. Не стыдно вообще?» Досталось в соцсетях и властям: они, дескать, поставили под угрозу жизнь и здоровье населения, чтобы «выслужиться перед Москвой». Такая тревожность отражает повышенный уровень страхов в обществе перед неведомой эпидемией и несущих ее «чужаков». В защиту эвакуированных выступил лично тюменский губернатор Александр Моор. В специальном видеообращении для соцсетей он объяснил: у прибывших из Китая нет признаков болезни, их размещение исключает контакты с внешним миром и не несет угрозы заражения населению региона. Еще раньше в соцсетях запустили флешмоб в поддержку эвакуированных – но их голос на фоне кадров как из фильма-апокалипсиса звучит пока не очень громко.