Какой будет новая серия сериала о нефтяной войне между Россией, США и саудитами

У России в этом противостоянии есть козырь – ослабление рубля
Christian Hartmann / Reuters

На этой неделе ожидается выход новой серии сериала о нефтяной войне между Россией, Cаудовской Аравией и США. В предыдущем сезоне часть российского нефтегазового истеблишмента, возмущенного продолжающимся захватом значительной доли на нефтяном рынке американскими производителями сланцевой нефти, предложила решить с ними вопрос с помощью стратегии обвала цен, которая уже была предпринята Саудовской Аравией в 2014–2015 гг. Тогда саудиты, несмотря на активное наращивание добычи нефти, не смогли нанести серьезного и долговременного урона производителям сланцевой нефти в США. Но пандемия COVID-19 может превратить ранее не совсем удачную стратегию в кумулятивный снаряд, который до основания разрушит прежде неприступный форт американских сланцевиков. На его восстановление американцам может потребоваться 5–7 лет, эти годы дадут России и другим традиционным производителям нефти время на относительно спокойное существование без больших объемов сланцевой нефти на рынке. При более мирном разрешении конфликта американцы будут вынуждены выбрать меньшее из зол: сократить производство сланцевой нефти, лишь бы не потерять его большую часть.

Казалось, победа уже близка, когда в середине прошлого месяца прозвучало предложение техасских нефтяников сократить производство нефти на 10%, направленное в Техасскую железнодорожную комиссию, регулирующую добычу в ключевом нефтяном штате США. Затем председатель комиссии Райан Ситтон заявил о намерении начать переговоры о новой сделке с другими ключевыми игроками международного нефтяного рынка. В этот момент кому-то из фанатов нефтяного сериала-триллера, наверное, померещилось, что американцы уже готовятся вывесить с вершины своего нефтяного форта белый флаг. Дальше по телевизору должны были показать переговоры США с Россией и Саудовской Аравией, торжественное заключение нефтяной сделки и раздел мирового нефтяного рыночного пирога между участниками нового тройственного союза и их вассалами.

Однако успех любого хорошего сериала зависит от сложности и непредсказуемости сюжетной линии и персонажей истории. Так и в нашем случае: никакой единой позиции американских нефтяников не существует, как и не существует сегодня единства американской элиты и общества, разделенных победой Трампа в 2016 г. Ожидать единой позиции от американцев даже по краткосрочной сделке с Саудовской Аравией и Россией не стоит – особенно в год выборов президента США. Неудивительно, что часть сланцевых нефтяных компаний США предприняла лоббистскую кампанию в вашингтонских коридорах, требуя от американских властей ввести санкции и ограничения в отношении России и Саудовской Аравии, чтобы заставить их вернуться к предыдущему двустороннему формату договоренностей о регулировании нефтяного рынка без участия США. Крупный американский нефтяной бизнес тоже не пойдет на целенаправленное сокращение добычи по сделке стран ОПЕК и не-ОПЕК из-за антимонопольного законодательства США и потенциальных судебных исков. Остается худший и самый захватывающий сценарий: замедленный взрыв кумулятивного снаряда. Вопрос в том, на сколько серий будет растянуто разрушение форта американских сланцевиков и будет ли он окончательно разрушен в финале.

Уже есть первая крупная жертва нефтяной войны – американский производитель сланцевой нефти Whiting Petroleum, объявивший о банкротстве. За ним может последовать, по разным оценкам, половина американских сланцевых компаний. Но этот процесс начнет набирать силу не раньше 2021 г. Во-первых, из-за того, что компании сократили расходы (в среднем снижение составляет 35% по отрасли и достигает 50% у части компаний) и перенесли фокус на разработку более рентабельных сланцев. Во-вторых, у компаний есть действующие договоренности с владельцами трубопроводов на законтрактованные объемы нефти. В-третьих, в 2020 г. 43% сланцевого производства было захеджировано.

Все это вселяет определенный оптимизм в будущее индустрии сланцевой нефти в США. Ведущий американский эксперт Даниэль Ергин сказал, что сланцы не банкротятся, так как не требуют постоянных затрат на их поддержание, как в случае с традиционными залежами нефти. Ему вторят аналитики из Goldman Sachs. Однако после кумулятивного удара по сланцевым производителям для них важен не столько технический и технологический аспект, сколько финансовый. Восстановление производства сланцевой нефти будет обусловлено наличием финансирования и желания его продолжить у частных фондов, банков и игроков на рынке мусорных облигаций. Уже вызывает большое сомнение их готовность вливать значительные объемы ликвидности в индустрию, которая себя зарекомендовала не с лучшей стороны с точки зрения предсказуемости. Когда инвестор не может моделировать доходность сланцевых проектов даже на следующий год, ему сложно бронировать миллиарды долларов для них в условиях, когда практически все секторы экономики негативно затронуты COVID-19.

В процессе выхода мировой экономики из режима паузы перед инвесторами открывается много новых возможностей хорошо заработать – в других областях. Сегодня и до 2026 г. сектор сланцевой нефти имеет долговую нагрузку в $133 млрд. Переизбыток нефти на рынке и сокращение возможностей ее хранения приведут к дальнейшему падению цен. Хеджирование рисков продолжит удерживать на плаву ряд сланцевых компаний, возможно, до конца 2022 г. – в условиях нынешней ценовой динамики. Но у многих компаний хеджирование установлено в ценовом коридоре от $25 до $45 за баррель. Это означает, что при значительном падении нефти хеджирование не будет работать, а при достижении $10 за баррель в США к началу 2021 г. обанкротится порядка 700 сланцевых компаний.

Финансовая поддержка со стороны правительства США и обещанный Трампом доступ нефти частных компаний к хранилищам стратегических запасов нефти США могут дать передышку американским сланцевым производителям – приблизительно до конца 2022 г. Но в условиях радикального снижения потребления даже радикальное снижение добычи не приведет к быстрому возврату более высоких цен.

В складывающемся конфликте у России в отличие от Саудовской Аравии есть важный козырь – возможность девальвации рубля по отношению к доллару для снижения стоимости российского барреля. В 1999 г. при цене на нефть в $9–10 российские нефтяники себя комфортно чувствовали. При продолжении ценовой войны России, возможно, предстоит девальвировать рубль: в отличие от 1999 г. в 2020 г. структура российской экономики более стойка к новым вызовам, и у страны есть значительная финансовая подушка безопасности в полтриллиона долларов. Вопрос – готово ли российское руководство к затяжной ценовой войне на нефтяном рынке, учитывая возможные экономические и политические риски внутри страны. От ответа на этот вопрос во многом и зависит концовка сериала о нефтяной войне между Россией, Саудовской Аравией и США.

Авторы управляющий директор Oxford International Centre, Великобритания; член Консультативного совета Oxford International Centre, Великобритания