День победы над общим врагом

После окончания эпидемии человечеству придется сесть за парты
Nacho Doce / Reuters

Все когда-нибудь завершается. Закончится и это пандемия. Для нынешнего поколения конец ее будет сравним с концом большой и тяжелой войны. Аналогия эта настолько очевидна, что ее уже приводили много раз. Есть армия – врачи и весь медперсонал; есть военная промышленность – производство масок, аппаратов ИВЛ, вирусных тестов и лекарств; есть павшие на поле боя, есть гибнущее и страдающее гражданское население. Только противник на этот раз не очень виден в прицеле и не говорит ни на одном человеческом языке, да и тыл в такой войне – понятие относительное.

Но любая война рано или поздно заканчивается. Закончится она, безусловно, победой человечества. Хотя это было понятно с самого начала, мы все еще не знаем, когда это случится. И несмотря на очевидность этого события, для всех нас это будет БОЛЬШОЙ ДЕНЬ! Впрочем, весьма вероятно, всеобщего единого дня победы, который можно было бы праздновать, не будет. Даже День Победы в Европе разные страны отмечают с разницей в один день, а если вспомнить , что потом был разгром Японии, то получается, что и победа оказалась растянутой, особенно если учесть, что были бои и после победы, оккупация захваченных и освобожденных территорий стран-агрессоров, то выяснится, что мир выходил из той войны медленно и постепенно.

В нынешней войне победа будет одерживаться еще более сложно. Мы не сможем выйти на Красную или Трафальгарскую площадь, нас не объединит единый салют, и мы не будем видеть на экранах общий мировой триумф, как в старом американском фильме «День независимости». Каждая страна будет идти к победе своим путем, сложным, противоречивым и болезненным. Будут радости от снятия карантина и страх новых вспышек, будет обострение посттравматического синдрома и горечь от утрат. Будут банкротства и самоубийства, разводы и настигшие болезни. Выход из эпидемии будет сложным и длинным, в больницах еще будут оставаться люди, медики будут тщательно отслеживать возможные очаги заболевания и группы риска, вирусологи будут продолжать работать с культурой вируса. Хочется верить, что теперь им не обрежут финансирование сразу после окончания эпидемии.

Все это будет. Но рано или поздно все мы сможем наконец сказать: мы победили! И это будет общая победа – победа врачей и вирусологов, боровшихся на переднем крае, победа остававшихся дома людей и тех, кто помогал им, доставляя продукты и лекарства, победа мэров, вводивших непопулярные запреты и ограничения, победа полицейских, обеспечивавших порядок, и многих других, кто вместе шел к этой победе, кто учил в это сложное время детей, организовывал онлайн-лекции и популярные группы в соцсетях.

И хотя дня победы не будет, мы все равно обнимем наших друзей, поедем к нашим бабушкам и дедушкам, сможем посидеть в кафе и сходить в театр. Да и учителя смогут взять в руки мел или маркер, обвести взглядом притихший класс и сказать: «Здравствуйте, дорогие мои! Тема нашего урока – победа человечества над коронавирусом».

Наш мир намного сильнее и устойчивее, чем нам кажется. И если он поднимался и шел дальше после мировых войн, то пандемия и подавно не сможет остановить движение вперед. Пандемия не приведет ни к изоляционизму, ни к мировому кризису. Спрос будет восстанавливаться. Люди снова начнут потреблять товары и услуги, летать на самолетах и путешествовать на круизных лайнерах. На месте разорившихся кафе откроются новые, заполнятся торговые центры и музеи.

Да, многое может измениться в политике. Будут проанализированы ошибки и предъявлены претензии чиновникам. Во многих странах начнется корректировка бюджета. На ближайших после эпидемии выборах во многих странах мы увидим много нового и неожиданного. Но в целом мир, безусловно, станет лучше, устойчивее и надежнее. Повысится доверие к ученым и специалистам. Продвинется вперед развитие медицины и всех смежных наук. Будут разработаны новые механизмы борьбы с эпидемиями. Человечество просто обречено вечно сидеть за партой в нашем изменяемом мире, делая выводы и исправляя свои прошлые ошибки. И это здорово!

Автор экономист