Уроки предвыборной Белоруссии

Какие вызовы стоят перед Александром Лукашенко
Sergei Grits / AP

9 августа в Белоруссии выборы. И нетипичная предвыборная ситуация в соседней с Россией стране – когда позиции власти уже не кажутся мощным бастионом, население открыто ропщет, а среди элит ощущается все большее напряжение – может быть разобрана как полезный кейс для других стран. Вот его основные тезисы:

– угроза системе возникает спонтанно, стремительно. Практически неизвестные люди консолидируют вокруг себя тысячи активистов. Все происходит так неожиданно, что социологические подходы просто не успевают фиксировать новую динамику;

– оппозиция быстро учится. Она не связана старым опытом, поэтому оказывается мобильней, технологичней. Ее лидеры могут в короткий срок организовать систему рейдов по областям, которые охватывают сразу несколько центров, создают ощущение блицкрига;

– зачищенная, лишенная политического рельефа политическая среда обостряет протест, делает его радикальным. Нет сил и структур, способных предложить компромисс или возможность диалога без потери лица. Протестующим приходится идти на таран;

– для власти молодежь становится потерянной аудиторией. Не получается говорить с ней на одном языке, поэтому выдвигается некорректный тезис об аполитичности новых поколений. Аполитичность – это способ отстраниться от существующих правил игры, скучных и устаревших. Но появляется запрос на новые формы и новых лидеров;

– страх быстро проходит, солидарность дает чувство защищенности. Если протест не встречает силового сопротивления, общество тестирует все новые рубежи, с каждым шагом все уверенней и свободней. Элиты и аппарат не являются безусловным союзником системы. Они могут устать от текущей модели, быть демотивированы. Выход на улицы десятков тысяч людей становится для них шоком. Не получая четких сигналов, они начинают метаться;

– за лидером должна стоять организованная и креативная сила – партия (которой нет у Лукашенко). Однако прежние партийные модели устарели. Нужна партия принципиально нового, сетевого типа, с другим отношением к иерархии, новыми компетенциями и энергетикой;

– в стремлении понравиться новым аудиториям есть риск демотивировать ядро своего электората, как это случилось в ситуации с ЧВК. Прозападная часть избирателей не стала ближе, пророссийская «смутилась», как говорят местные наблюдатели;

– опыт Белоруссии показывает, что кампании, построенные на признании прошлых заслуг, исчерпывают свои возможности, как и апелляция к стабильности. Нужен чертеж перспективы. Старым элитам рисовать этот образ сложно, потому что они не находят себя в нем.

Впрочем, с высокой вероятностью Александр Лукашенко справится с этими вызовами. Однако система будет выглядеть внутренне надорванной – значительно больше сил потребуется на удержание позиций, тактические маневры, выживание. Само понятие успеха тускнеет, кажется условным, несмотря на формальную победу.

Но это все в Белоруссии. Хорошо, что у нас в России все совсем по-другому.