Битва за Куштау

Как возникают экологические конфликты в регионах
Активисты, выступающие против разработки горы (шихана) Куштау /Вадим Брайдов / ТАСС

Случившиеся несколько дней назад волнения вокруг горы Куштау, которую активисты защищают от промышленной разработки Башкирской содовой компанией, напомнили Белоруссию в миниатюре: дымовые гранаты, шумовые эффекты, тяжелая техника, охранные структуры и Росгвардия, цепи протестующих, отчаянные массовые митинги.

Куштау – знаменитая рифовая гора-одиночка (шихан), включенная в список геологического наследия всемирного значения и шорт-лист «Семи чудес России», реликтовый остаток древнего Пермского моря (подробнее см. колонку «Вещь недели») – оказалась необходимой для производства соды. Подобный Куштау шихан уже был сточен до основания в рамках промышленных разработок.

Вмешательство главы Башкирии Радия Хабирова помогло не столько снять, сколько заморозить ситуацию: до выработки компромиссного решения все стороны покинули гору, техника тоже ушла. Где искать основу для компромисса, пока не ясно: применение силы крайне сузило пространство для диалога. «Гору мы не отдадим ни при каких обстоятельствах», – говорят участники протеста. Башкирский опыт доказывает еще раз, что переход конфликта в силовую фазу приводит к резкой эскалации протеста, обостряет позиции и вовлекает все новых участников, включая поддерживающих из других регионов. Не менее вредными оказываются информационные попытки объяснить протесты действиями конкурентов и коррумпированных экологов. Такие материалы уже никого не убеждают – в обществе выработался блокиратор для подобных объяснений. Зато они усиливают обиду и закрепляют образ циничного врага в лице самого бизнеса.

Природа экологических конфликтов в различных регионах имеет сходную структуру. Договоренности носят закрытый характер. На население при этом переносится модель корпоративного управления, где гуманитарным факторам, символическому восприятию места отводится вторичная роль; в старой индустриальной парадигме считается, что экономические аргументы – что-то вроде джокера, который бьет любую карту.

Многие корпоративные практики до сих пор построены на системе имитаций. Режиссура общественных слушаний имитирует видимость диалога. Безупречные дизайнерские буклеты – социальную политику. Одновекторная коммуникация – реальную обратную связь. Социологические опросы измеряют среднюю температуру, но не описывают резонансные группы, способные мобилизовать массы. Авторы имитаций сами начинают верить в них, поэтому вспышки социальной активности становятся для них шоком.

Для федеральной власти экологические протесты помогают канализировать накопленную энергию в неполитическое и локальное русло. Однако здесь есть свои риски. Общество раскачивается. Оно учится формулировать требования и устанавливать горизонтальные связи. Хуже всего такие конфликты гасить без реального разрешения – накопленный негатив уйдет вглубь, но обязательно проявит себя.