Россия выиграет при любом исходе эпопеи с «Северным потоком – 2»

США настолько высоко подняли ставки в игре с газопроводом, что теперь могут лишь проиграть
AFP

Противостояние Вашингтона и Брюсселя из-за газопровода «Северный поток – 2» превратилось в конфликт на стыке международных отношений, бизнеса и права. Именно последние два аспекта окажут на его судьбу решающее влияние, хотя и находятся в тени политических разборок.

Риск-шеринг

Мощность газопровода «Северный поток – 2» составит до 55 млрд куб. м газа в год, а общая стоимость инвестиций – примерно $8,5 млрд. У проекта сложная структура собственности и финансирования. Оператор газопровода, швейцарская Nord Stream 2 AG, зарегистрированная в кантоне Цуг, принадлежит «Газпрому», который возьмет на себя половину расходов на строительство. Еще 50% в виде инвестиций предоставят немецкие Uniper и Wintershall Dea, австрийская OMV, французская Engie и англо-голландская Shell.

США рассчитывают помешать достройке газопровода с помощью санкций. К публичным перепалкам Вашингтона с Каракасом, Тегераном, Москвой, Пекином успели привыкнуть, но неоднократно озвученные санкционные угрозы со стороны высшего руководства Соединенных Штатов в адрес бизнес-проекта на территории Евросоюза (ЕС) – это пока нечто новое.

Что юридически США могут предпринять в отношении участников проекта? В ответе на этот вопрос правовые и политико-экономические аспекты вступают в противоречие.

В юридической плоскости строители и инвесторы «Северного потока – 2» рискуют оказаться в черном списке минфина США. Это означает заморозку активов в американской юрисдикции, запрет для американцев на коммерческое взаимодействие с ними, фактическое закрытие доступа к долларовым расчетам и затруднение функционирования в мировой финансовой системе. За всем этим следует бегство инвесторов и риск вероятного банкротства.

Но сейчас невозможно представить жесткие санкции в отношении глобальных многомиллиардных компаний – это добьет мировую экономику, которая и так испытывает сложности из-за коронавируса. Таким образом, проект «Северного потока – 2» защищен не столько своими лоббистами в Вашингтоне, сколько самим своим масштабом и проникновением в мировую экономику.

В прошлом США уже третировали российские компании, которые тесно интегрированы в мировую финансовую систему, – En+ и UC Rusal. Этот опыт оказался настолько травматичным, что в дальнейшем администрация президента Трампа вовсе отказалась от этой практики.

Вполне вероятно, что этим «хеджем» – максимальной интеграцией в мировую экономику и глобальную элиту с целью маскировки своих связей и зависимости от России – могли воспользоваться основатели «Альфа-групп» Михаил Фридман и Петр Авен. Мои собеседники в Вашингтоне допускают, что они избежали санкций в 2018 г. во многом благодаря успешной смене имиджа российских олигархов на глобальных бизнесменов.

Можно отправить под санкцию две или три компании, но когда их десятки – это уже затруднительно. Неизвестно, задумывались ли в «Газпроме» об этом плане до начала строительства «Северного потока – 2», но пока он действует.

Тигры дерутся, обезьяны в выигрыше

Страховка от американских санкций (стратегия, позволяющая сделать их не только своей проблемой, а переложить на максимально широкий круг участников) уже принесла Москве огромные политические дивиденды.

Кто выиграет от запуска «Северного потока – 2»? Россия. Она получит дополнительные мощности по экспорту газа на богатый европейский рынок без взаимодействия с проблемной Украиной. Прежде всего, это очевидный бизнес – и экономический успех.

Кто выиграет от срыва строительства газопровода? Тоже Россия. В этом случае выигрыш Москвы будет, правда, только политическим, хотя и очень масштабным.

Санкции будут означать зримый раскол между США и ЕС. В ЕС разработан юридический механизм помощи компаниям от экстерриториальных санкций (так называемый Блокирующий регламент ЕС). Он позволяет на законном основании не соблюдать ограничительные меры, наложенные другими странами. Пока функционирование этого инструмента несовершенно – это показал выход США из «ядерной сделки» с Ираном в 2018 г. Тогда страх санкций США для европейского бизнеса оказался сильнее веры в способность ЕС его защитить. Очевидно, в Брюсселе выучили урок – там готовят меры по совершенствованию антисанкционного законодательства. Их содержание пока неизвестно, но они получат поддержку на самом высоком уровне.

Получается, что Россия невольно помогает становлению ЕС как единой общности на мировой арене. ЕС же вынужден реагировать на кризис в отношениях с США, вызванный «Северным потоком – 2», не ради Москвы (которая все равно, скорее всего, получит многострадальный газопровод), а ради себя.

В этой ситуации проигравшими в любом сценарии оказываются США. И эту уязвимость сейчас медленно осмысляют в Москве, Брюсселе и Пекине.