Позиции России в мировых рейтингах вузов поправить несложно

Но реальное лидерство университетов определяется экономической мощью страны
Евгений Егоров / Ведомости

Президент в числе национальных целей обозначил вхождение России в число 10 ведущих стран мира по качеству образования. 

Вопрос: а сейчас мы на каком месте? Ну если не в целом по образованию, то хотя бы по высшему?

С измерением качества образования сложно, велик элемент вкусовщины. Одни эксперты видят нас где-то ближе к третьему десятку, другие вспоминают былые достижения и никак не соглашаются на места ниже третьего.

ОЭСР (а ее сложно упрекнуть в российском патриотизме) провела ряд замеров по среднему математическому образованию. В зависимости от трактовок результатов Россия находится где-то на 5–7-м месте. Не идеал, конечно, но и не так плохо.

Согласно Шанхайскому глобальному рейтингу университетов, который был опубликован на днях, в топ-1000 стабильно входит не более 11 российских вузов, а в элитный клуб топ-100 – всего один, МГУ, и тот в конце сотни. Если исходить из этих цифр, то Россия находится где-то на 15–20-м местах и уровень нашего высшего образования мало отличим от Финляндии, Ирана, Турции. И вчистую проигрывает, например, Австралии (7 университетов в топ-100 и 34 – в топ-1000) и Канаде (4 и 28 соответственно). А Китай оказался на почетной второй строке (6 и 168) – сразу после США (41 и 206).

Очень красноречивые показатели, особенно учитывая то, что шанхайский рейтинг основан исключительно на объективных показателях (это, прежде всего, количество Нобелевских премий и публикации в престижных Nature и Science) и подозрений в его некорректности быть не может.

Но вот на что важно обратить внимание.

Во-первых, среди стран-лидеров преобладают англоязычные. Они же лидеры в большинстве научных изданий. Что подтверждает известный тезис, что публикации сродни личным отношениям, охотнее публикуют своих.

Во-вторых, за каких-то 15 лет (шанхайский рейтинг появился в 2004 г.) китайские университеты, ориентированные властями на свой национальный рейтинг, резко выросли в нем. Какой ценой – это уже отдельный вопрос, но с Нобелевскими премиями и престижными публикациями, судя по всему, вопрос решен кардинально.

В-третьих, высокие позиции университета в рейтинге еще не свидетельство его благополучия. Например, недавно более 600 сотрудников из 36 австралийских университетов обратились к федеральным властям с призывом изменить систему управления университетами страны. По их мнению, иерархическая модель, которую копируют с корпораций, стала причиной кризиса в образовательной отрасли, в результате которого только в этом году может быть сокращено до 21 000 рабочих мест.

В-четвертых, каждая страна по-своему решает свои проблемы лидерства. Сингапур скупает ученых как футболистов, и вот результат: два университета в первой сотне и четыре – в тысяче. А Индия недавно объявила политику преференций для филиалов ведущих зарубежных университетов.

Вернемся в Россию. На следующей неделе будет опубликован очередной выпуск московского рейтинга «Три миссии университета», в который вошло 1500 университетов из 94 стран. Россия, под каким углом ни рассматривай его результаты, ниже 10-го места никак не опускается. Ни по общему количеству университетов (101 вуз в топ-1500, 3-е место), ни по их числу в первой сотне (3 вуза, 8–10-е место). Можно подумать о любви национального рейтинга «Три миссии» ко всему отечественному. Однако, как и в случае с шанхайским рейтингом, в московском используются исключительно объективные показатели, да еще из нероссийских источников. Принципиальная разница в том, что если шанхайский вариант – это своего рода «спорт высоких достижений», то в московском рейтинге это уровень достижений в более простых, но важных для страны «дисциплинах»: признание обществом (прежде всего, через активность в интернете и соцсетях), доходы от исследований, онлайн-курсы, достижения в международных студенческих олимпиадах и т. д.

Интересно еще одно межстрановое сопоставление: сравнение своеобразных сборных – от каждой страны выставляется несколько университетов. Если сборная состоит из 25 университетов (к слову, такую сборную способны выставить лишь 15 стран), то мы восьмые. А если смотреть ведущие тройки-семерки университетов, то Россия уверенно держит 4-е (иногда даже 3-е) место.

При всех недостатках нашей высшей школы ставить ее за пределы первого десятка просто нечестно – обосновать фактами это невозможно, даже опираясь на далекие от нас по духу рейтинговые агентства. В России есть ядро университетов международного класса, их не меньше десятка, так что частично национальная цель уже достигнута. Разрыв между оценками национального рейтинга и зарубежными обусловлен так называемым признанием и, как прекрасно показывает опыт Китая, лечится относительно просто временем и деньгами. А вот реальное лидерство университетов помимо их собственных усилий определяется уже экономической мощью государства.