Одна надежда на комиссию

Ограничение ставки эквайринга полезно лишь как временная мера
Максим Стулов / Ведомости

В разгар пандемии Банк России ограничил ставку комиссии за интернет-эквайринг в 1% на товары первой необходимости на период с 15 апреля по 30 сентября. 10 августа ЦБ заявил, что продлевать эту меру не будет. Банки было выдохнули, но правительство принялось обсуждать снижение комиссии за торговый эквайринг до 1% для малого и среднего бизнеса (МСБ) уже с 30 сентября.

Ограничение ставки в связи с пандемией распространялось только на следующие товары: продукты питания; лекарства и медицинские товары; одежда; товары повседневного спроса; бытовая техника, электроника, средства связи при покупке до 20 000 руб. Предполагалось, что такая ставка – 1% против прежних рыночных 2,3% и выше – позволит МСБ выделить дополнительные ресурсы для поддержания бизнеса в тяжелое время и даже снизить цены. Этого, правда, не произошло. При этом наибольший эффект от введенной ЦБ меры получили не предприятия МСБ, на которые была нацелена инициатива, а крупные компании, ведь на больших объемах разница в ставке более ощутима.

Тем не менее эта мера подстегнула многие компании к выходу на онлайн-рынок, а многим позволила остаться на плаву. Но, на мой взгляд, товарные группы, которые попали под льготную ставку, и так пользовались большим спросом во время пандемии. По нашим данным, в период ограничений рост оборота по каждой такой группе вырос втрое. После их снятия оборот стал снижаться и за сопоставимый период сократился в 1,5 раза, но по-прежнему превышает показатели «докарантинного» периода.

Расходы на реализацию этой меры легли прежде всего на плечи платежных сервисов. Дошло до того, что многим агрегаторам стало просто невыгодно работать с льготными товарными категориями – себестоимость оказываемых услуг превышала доход от обслуживания клиентов. Поэтому у сервисов, у которых клиентский портфель был не диверсифицирован и состоял в основном из компаний, попавших под льготный тариф, выручка упала десятикратно. Мы потеряли около 25% – как раз благодаря диверсификации.

Еще один немаловажный момент: ограничение ставки интернет-эквайринга повлекло за собой снижение интерчейнджа – комиссии, которая взимается в пользу банка-эквайера или банка – эмитента карты. Размер интерчейнджа устанавливают международные платежные системы, в среднем по рынку до введения ограничений он находился в диапазоне от 0,7 до 2,25% и зависел от того, совершается операция с помощью протокола безопасности 3DS или без него (без 3DS дороже), от товарной категории, типа карты (по премиальным картам интерчейндж выше) и наличия специальных программ и акций у платежной системы.

Почему это важно? Дело в том, что именно из интерчейнджа большинство банков финансируют свои программы лояльности – кэшбэки, бесплатный выпуск и обслуживание карт, беспроцентные периоды (обычно такие периоды начинаются в первый день платежного цикла и заканчиваются через установленное программой лояльности количество дней в зависимости от банка – эмитента кредитной карты). В итоге многие банки были вынуждены ухудшить условия своих программ лояльности. То есть помимо платежных сервисов в невыгодном положении в результате ограничения комиссии за интернет-эквайринг оказались и потребители услуг продукции «льготных» компаний (клиенты банков), для которых возможности получать свои привилегии существенно сократились.

Поэтому информация Банка России об отмене ограничений на ставку интернет-эквайринга вызвала оживление на рынке: многие банки уже объявили о возвращении программ лояльности на прежний уровень. Однако музыка играла недолго: уже сейчас рассматривается нормативное снижение комиссии за оказание услуг торгового эквайринга для МСБ, когда покупка совершается непосредственно в офлайн-точке продаж с помощью банковской карты, Apple Pay или Google Pay. Если правительство все же примет решение снизить размер комиссии за торговый эквайринг до 1%, то, на мой взгляд, банки будут вынуждены переложить стоимость обслуживания POS-терминалов на кассах на бизнес, а кэшбэк и прочие программы лояльности, скорее всего, снова придется отменить. А значит, клиенты банков не смогут рассчитывать на привычные кэшбэки и грейс-периоды, что может привести к депопуляризации безналичной оплаты и увеличению объема наличных денег в экономике.