Вторая волна коронавируса увеличивает число финансовых кибермошенничеств

На них приходится уже почти четверть всех преступлений
Вторая волна коронавируса увеличивает число финансовых кибермошенничеств /Максим Стулов / Ведомости

По данным Генпрокуратуры, доля кибермошенничеств в общей массе преступлений по итогам девяти месяцев 2020 г. возросла до 23,6% (363 000). Несмотря на то что и СМИ, и соцсети постоянно предупреждают людей о мошенниках, пытающихся получить доступ к банковским счетам, должную озабоченность по-прежнему проявляют немногие. Хотя, казалось бы, тревожные звонки из «службы безопасности банка», из «Центробанка» и подобное уже прочно ассоциируются с мошенничеством.

Так, если в целом за три квартала число преступлений в стране выросло на 1,2% по сравнению с аналогичным периодом прошлого года, то, например, количество краж с банковских счетов или электронных кошельков подскочило почти в 2 раза – сразу на 93,9%. Всего было зафиксировано более 121 000 подобных случаев. То же самое можно сказать и о собственно мошенничестве: за последние девять месяцев число таких преступлений в целом возросло на треть, при этом мошенничеств, совершенных с использованием электронных средств платежа, выявлено на 95,6% больше, чем в прошлом году.

И ведь не скажешь, что злоумышленники постоянно совершенствуют свой арсенал. Нет, с небольшими вариациями используются одни и те же схемы социальной инженерии. Да, в СМИ постоянно встречаются заголовки из серии «Эксперты указали на новый способ хищения с банковских карт», но на деле это лишь применение нового скрипта привычного общения с жертвой, который формируется также под влиянием новостного фона. Правительство пообещало выплаты на детей? Пенсионерам положены бесплатные лекарства? Вкладчики рухнувшего банка ждут возмещения? Все это немедленно используется мошенниками в качестве благовидного предлога для «сравнительно честного отъема денег у населения». Кстати, если вы думаете, что последняя фраза просто фигура речи, спешу вас огорчить: доказать сам факт мошенничества невероятно сложно, поскольку жертва социальной инженерии в подавляющем большинстве случаев расстается с деньгами добровольно.

Учитывая развернувшуюся в полную силу вторую волну пандемии и вводимые из-за этого ограничения, нет сомнений, что и количество, и доля подобных преступлений будут только расти вслед за ростом объемов онлайн-торговли и из-за преобладания доли безналичных платежей.