Гастарбайтеры неизбежно будут получать больше

Мигранты не спешат соглашаться на любую работу и предпочитают выбирать
Андрей Гордеев / Ведомости

Проблема найма рабочего персонала была острой для российских работодателей и до карантина, но в последние месяцы во многих отраслях она приобрела масштабы настоящей проблемы. По подсчетам Bloomberg, дефицит рабочей силы, прежде всего трудовых мигрантов, может внести серьезные коррективы в планы руководства страны по восстановлению экономики.

Найти рабочих все сложнее, зарплаты приходится повышать на 15% и более, но даже это не всегда помогает. Зависимость от мигрантов в строительстве, ЖКХ, логистике, торговле и ряде сервисных индустрий сформировалась давно и является, пожалуй, критической. Так, сегодня для нормальной работы московским стройкам не хватает как минимум 20 000 рабочих, заявил глава городского департамента строительства Рафик Загрутдинов.

Россия – страна с крайне низкой плотностью населения, что на протяжении всей нашей истории создавало трудности в освоении огромных пространств, захваченных когда-то благодаря пассионарности правителей и первопроходцев-авантюристов. Кадровые задачи в России часто решались массовым импортом компетенций – немцы, голландцы, шведы способствовали развитию военной системы, мореплавания, инженерных навыков и знаний. При этом воспроизводство русского и других коренных народов обеспечивало государство солдатами, а экономику – фабричными и сельскохозяйственными рабочими.

Еще один пример импорта компетенций – рекрутинг высококлассных специалистов в СССР во время индустриализации. По данным исследовательницы из США Барбары Кугел, в конце 20-х – начале 30-х гг. прошлого века в Советском Союзе работали 2000 западных фирм и 20 000 иностранных инженеров и квалифицированных рабочих. В качестве неквалифицированной рабочей силы использовали советских граждан.

В начале XXI столетия ситуация изменилась на полностью противоположную: теперь Россия экспортирует (пусть даже и против своей воли) в Кремниевую долину, Юго-Восточную Азию и другие технологические мировые центры инженеров, разработчиков и программистов, а вот неквалифицированный и просто тяжелый физический труд выполняют приезжие – граждане России на эти позиции, как правило, не идут.

Такая особенность миграционного и трудового баланса, несомненно, негативно влияет на общую социальную и экономическую картину. Директор Института социально-экономических исследований Финансового университета при правительстве РФ Алексей Зубец в своей статье для «Ведомостей» 24 февраля 2020 г. отмечал, что такой расклад означает «импорт бедности, низких стандартов качества жизни и, главное, низкой производительности труда».

Тем не менее вклад мигрантов в экономику России огромен. По данным Евразийского банка развития, рабочие-мигранты в доковидный период составляли около 7% рабочей силы России и обеспечивали около 6% ВВП. При этом распространенное представление, будто работа в России – предел мечтаний для мигрантов из бывших республик СССР, давно не соответствует действительности. Украинцы, молдаване и в меньшей степени белорусы ездят на работу в Европу, а привлекательность России для жителей Средней Азии снизилась после нескольких волн падения рубля.

В результате еще пару лет назад те же строительные компании начали говорить о сложностях с кадрами. Пандемия только усилила и обострила давние тенденции: мигранты не смогли вернуться в Россию из отпусков после ограничения полетов и железнодорожных переездов, въезд для новичков тоже оказался закрыт. Дефицит рабочих рук создает повышенный спрос.

При этом трудовые мигранты, которые все-таки остались в России, уже не спешат выполнять абсолютно любую работу и предпочитают выбирать, тем более что такой выбор у них появился и расширяется. Из отраслей, где требуется тяжелый физический труд, работники плавно перетекают в другие отрасли с относительно меньшей нагрузкой. Так, стройка стала проигрывать курьерскому сервису и работе водителем такси – эти сегменты не только спровоцировали небывалый бум вакансий в 2020 г., но и предложили лучший заработок и более чистую работу. По данным центра компетенций международного евразийского форума «Такси», на ноябрь 2020 г. около 40% водителей такси только в Москве были мигрантами. И число водителей-приезжих будет только расти.

Так или иначе, у гастарбайтеров сейчас появилась возможность находить более интересный баланс между оплатой и трудозатратами, а у работодателей добавилось забот по сохранению доходности бизнеса в условиях роста стоимости базовой рабочей силы. В перспективе ситуация будет только усложняться. Пару лет назад Россия вступила в период демографической напряженности. Часто это связывают с последствиями кризиса рождаемости 1990-х, когда из-за экономической неопределенности люди боялись заводить детей, однако это не главная причина. В основе проблемы гораздо более глубокие и давние демографические волны – еще со времен Великой Отечественной войны.

Этот тренд можно попытаться скорректировать, но переломить его нельзя. Если своих трудоспособных граждан становится меньше, то сгладить диспропорции можно только за счет мигрантов – даже если им придется больше платить. Поэтому рано или поздно решать проблему дефицита рабочего персонала придется стратегически, а не просто затыкая дыры на текущих строительных проектах.

Это означает, что сформировалась потребность в программах управляемого привлечения мигрантов, которые включали бы в себя полную легализацию их пребывания в России, прозрачность и проверяемость статуса, системное решение вопросов безопасности, обеспечение интеграции в социально-бытовой контекст, языковую адаптацию и обеспечение приемлемых условий пребывания. Означает это также и необходимость создания многолетней демографической стратегии, выходящей далеко за рамки одной только идеи материнского капитала.