Аналитика / Политэкономия
Статья опубликована в № 3839 от 27.05.2015 под заголовком: Политэкономия: Оскорбленная власть

Внутренняя истерика оскорбленной власти

При всей своей мощи и концентрированности власть хрупка и непрочна, поэтому она боится даже социальных исследований
Андрей Колесников

Пора вводить уголовную статью за оскорбление чувств властей предержащих и примкнувшей к ним интеллектуальной и номенклатурной обслуги. Западная пресса заведомо необоснованными подозрениями в коррупции обижает первое лицо и его ближний круг, на что пожаловался на канале Russia Today глава администрации президента Сергей Иванов, использованный в контрпропаганде как лицо, свободно владеющее английским языком и достаточно статусное, чтобы его услышали. Студенты РГГУ, сорвавшие выступление попсового национал-патриотического писателя Николая Старикова, тем самым готовят майдан, а власть и лояльную ей профессуру шельмуют столь отчаянно, что, как признался один из представителей такой обслуги, Сергей Марков, перед западными коллегами неудобно. Западные правительства, организации и частные компании встали лагерем вокруг нашей осажденной крепости и бросают в атаку то «пятую колонну», то «шестую колонну» евроатлантистов внутри номенклатурного аппарата, то «нежелательные» структуры, норовящие вложить свои подозрительные инвестиции в нашу насквозь стратегическую и секретную экономику.

Спасу нет. Как говорил Остап Бендер, отрывая от себя миллиардера Корейко, «не давите на мою психику, невозможно заниматься».

Обижают нашу беззащитную власть даже выдающиеся старики, прожившие длинную жизнь в СССР и постсоветской России. Жизнь той степени достоинства, которая нынешним хозяевам страны и не снилась. Это Дмитрий-то Зимин и Евгений Ясин – «иностранные агенты»? Это фонды «Династия» и «Либеральная миссия» работают против страны? Побойтесь хотя бы Бога. Если не боятся Бога, тогда чего они боятся?

Любая общественная активность в стране подавлена, объявлена нежелательной, «иностранной» и проч. Оппозиции в легальном смысле слова нет. Власть пришла и в университеты, запуская в них в качестве профессоров или лекторов свою обслугу. Независимая пресса почти добита. Своим телевизором, разливом желчи и агрессивности власть восстановила существенную часть сограждан против людей, пытающихся самостоятельно думать. Построено корпоративистское государство, где экономика тормозится чрезмерными госинтервенциями, а в общественной сфере почти все под контролем. Имитационное квазигражданское общество разделено на цеха, корпорации и прочие лоялистские структуры в рамках Общероссийского народного фронта, Общественной палаты, ФНПР и проч. Голоса избирателей централизованно распилены и распределены между парламентскими партиями, которые на самом деле – одна партия. Элиты изолировали себя и страну от мира. Все по формуле Муссолини: «Всё в государстве, ничего вне государства, ничего против государства».

Тем не менее в горстке студентов, которым противно видеть в стенах университета пропагандиста, видят чуть ли не оранжевую революцию. В попытках журналистских расследований, проводимых редакциями газет, куда невозможно «занести бабки» или «поставить блок», видят оскорбление власти. Даже в исследованиях социальной реальности усматривают подтачивание национальной безопасности. Значит, не уверены в себе, в своей правоте. Значит, власть при внешней ее мощи и концентрированности хрупка и непрочна. Значит, сами не верят в 80% поддержки. Эта внутренняя истерика называется политическим кризисом.-

Автор – руководитель программы Московского центра Карнеги