Аналитика / Наше «мы»
Статья опубликована в № 4336 от 06.06.2017 под заголовком: Наше «мы»: Стабилизация взгляда

Стабилизация взгляда

Все большие группы населения видят президента одинаково
Алексей Левинсон

Классические представления об обществе предполагают, что оно состоит из групп и категорий населения, которые обладают разными интересами, взглядами, позициями. Исследователи общественного мнения сперва выявляют эти различия, а потом сливают их в единый показатель. Этот показатель, считали многие, артефакт, выдумка социологов. Недаром так популярна была шутка про «среднюю температуру по больнице». Она ничья, это общественное мнение тоже не мое и не твое, ничье.

Таким было положение и в нашем обществе, когда социологи приступали к изучению существующих в нем мнений. Сторонники гайдаровских реформ и их противники, те, кто за Ельцина, и те, кто против, это были серьезные общественные силы. Их взгляды и позиции сталкивались не только в отчетах социологов. «Предчувствие гражданской войны» было у многих, и раза два дело дошло до вооруженных столкновений.

Вызывавший бурные чувства Ельцин ушел, подобрав себе на замену того, кто казался публике его полной противоположностью. И публика приняла этот ход с огромным энтузиазмом. Деятельность пришедшего на пост № 1 человека одобрили две трети населения сразу же – еще до того, как им эта деятельность могла стать известна. Это был, по сути дела, антирейтинг Ельцина. Постепенно он перерастал (не уменьшаясь) в крепнущую надежду, что новый лидер будет не такой, как прежний.

Реализованная на треть или меньше программа демократических и рыночных реформ, которая оставалась в наследство от горбачевских и ельцинских времен, стремительно теряла интерес в глазах тех, кто успел получить от нее свободу рук и заработать капиталы. Им захотелось остановить мгновенье, ибо для них оно было прекрасно. Остальные граждане тоже были не прочь притормозить. Нефтяные деньги, усвояемость которых обеспечили начатки реформ, подлечили самые тяжелые травмы от «ограбления народа». Деньги пришли не от разрушенного социализма и не от недостроенного капитализма. Народ предпочел замереть в этом интервале между «измами». Разница во взглядах на эти «измы» сама собой уходила, заменяясь на одобрение лидера, который также старательно дистанцировался от обоих этих начал. В социологических опросах стали сглаживаться отличия одной социально-демографической группы от другой. К сегодняшнему дню разница в уровне одобрения деятельности Владимира Путина на посту президента (в целом 81%) составляет плюс-минус 1 процентный пункт, если сравнивать ответы женской и мужской части общества; плюс-минус 1,5 п. п. между категориями с самым высоким и самым низким уровнем образования; плюс-минус 4 п. п., если речь идет о молодых и пожилых, о горожанах и жителях села. Пресловутая средняя температура по больнице стала показателем самочувствия всех больших групп населения.

Контрастно выглядит только различие в ответах бедных и богатых на вопросы об одобрении первого лица. Самые бедные из опрошенных выражают одобрение на 10 п. п. реже, чем все. А самые богатые поднимают планку одобрения на 7 п. п. выше всех, до уровня 88%. Вот до чего им хорошо.

Автор – руководитель отдела социокультурных исследований «Левада-центра»

Кандид
12:16 06.06.2017
В феодальном обществе действует рыночная экономика, она в нем и родилась. Попытка, сделанная 100 лет назад, создать социализм провалилась, родив на новом витке исторического развития то, что Маркс назвал азиатским способом производства. Строй при котором власть принадлежит бюрократии. Это было настолько очевидно, что советские марксисты-ленинисты, изъяли тексты об этом из наследия классика. Нынешнее общество представляет инвариант азиатского способа производства, очищенного от лозунгов коммунизма, о ликвидации эксплуатации человека человеком, о государстве рабочих и крестьян. Фиговый листок -"социальное государство", скопированный у немцев - не прикрывает наготу откровенной хищнической эксплуатации ресурсов страны и трудящихся страны узкой группой бюрократии и монополистов. Народ, тем не менее, доволен. В экономическом плане, нынешняя бедность, не столь ужасна как при социализме. Не жили богато, незачем и привыкать. Однако перспектив на этом пути нет. Больше всего пугает откровенный цинизм властей, прикрытый под видами духовных скреп, средневековым мракобесием. Да здравствует крепостное право, лучший вид общественного строя, в котором во главе государства стоит царь-батюшка, радетель об общем благе. Всё в этой системе хорошо, лишь одна беда есть: злые, коварные и вороватые бояре.
40
Комментировать