Аналитика / Правила игры
Статья опубликована в № 4359 от 10.07.2017 под заголовком: Правила игры: Сетевое напряжение

Россия игнорирует «социальные сети»

В международных отношениях мало полагаться на армию и мягкую силу
Максим Буев

Недавно я случайно наткнулся на любопытное эссе Росса Андерсона, профессора инженерной безопасности в Кембридже. Андерсон пишет о существовании так называемых сетевых эффектов в международных отношениях. По мнению ученого, помимо жесткой (вооружения и армия) и мягкой (культура, идеи, образование) силы в современном мире все большее значение принимает «сетевая» сила. Под ней он понимает способность одного государства влиять на принятие решений в других государствах, проистекающую из положения, которое это государство занимает в семье народов. Если та или иная страна не умеет дружить на международной арене, то, какой бы сильной ни была ее армия или культура, страна может оказаться в международной изоляции.

Страны, как люди, объединяются в «социальные сети», разделяя определенные идеи и ценности. Если эти идеи оказываются привлекательными для все большего числа стран, начинает проявляется эффект критической массы в сети. Страны, не входящие в сеть, оказываются на положении человека, у которого нет аккаунта в Facebook, или программиста, упорно отвергавшего компьютеры с операционной системой MS Windows в конце 1980-х гг. Постепенно рынок перестает быть конкурентным, возникает информационная монополия.

Опыт развития сектора IT в последние лет 40 показывает, что информационные монополии можно разрушать. На рынке персональных компьютеров в 1990-е гг. IBM не смогла удержать свою доминирующую позицию, которой компания обладала 10 годами ранее на рынке мейнфреймов. В эру мобильных телефонов и планшетов свои позиции сдали Microsoft и Intel, царствовавшие в эпоху ПК. Вместе с утратой позиций грандами сжимаются и секторы, поставляющие им ПО, детали и т. д. Социальная сеть теряет пользователей. Появление новых прорывных идей, привлекательных экономически и информационно, трансформирует сеть и разбавляет монополию, прежде существовавшую.

Какова в этом контексте позиция современной России в социальной сети международных отношений? С точки зрения того, что экономисты называют центральностью, т. е. в некотором смысле важностью в рамках сети, мы значительно проигрываем экономически развитым странам Запада и Востока. После распада СССР мы больше не предлагаем миру альтернативу либерально-капиталистическому развитию. Более того, мы встали на путь экономического изоляционизма и даже призываем начать информационную войну с западными СМИ. В этом, например, заключалась, на мой взгляд, суть выступления Маргариты Симоньян, главного редактора телеканала RT, перед лидерами России и Китая во время их недавней встречи в Кремле.

Эти попытки противостояния, однако, заведомо обречены на провал из-за сетевых эффектов, которые политики не учитывают. Для свержения информационной монополии мало простого желания пнуть дядю Сэма побольнее. Пользователям мировой информационной сети нужно предлагать новые конструктивные идеи справедливого обустройства общества, механизмов снижения экономического неравенства и обеспечения роста благосостояния. Ни мы, ни Китай сделать этого пока не можем.

Автор – декан факультета экономики Европейского университета в Санкт-Петербурге