Аналитика / Правила игры
Статья опубликована в № 4369 от 24.07.2017 под заголовком: Правила игры: Доказательная политика

Доказательная политика

Дискуссия о высокой минимальной зарплате неполна без позиции по занятости
Максим Буев

Сторонники и противники различных положений экономической программы Алексея Навального продолжают интересный спор, в частности, о реалистичности программного утроения минимальной заработной платы в России. Противники считают предложение популизмом; сторонники пытаются приводить различные расчеты, демонстрируя с разной степенью убедительности положительность конечного экономического исхода. Один качественный момент, однако, остается за рамками этой дискуссии.

В экономической теории введение ограничений на рынке труда в виде минимальной зарплаты – один из самых спорных вопросов, по поводу которого сломано бесчисленное количество копий. Эффект даже незначительного повышения минимальной зарплаты не только неоднозначен a priori, но и post factum его трудно оценить в каждом конкретном случае. Однако, игнорируя эту неоднозначность, сторонники повышения ратуют не просто о радикальном росте уровня минимальных зарплат до 25 000 руб., но о гораздо большем, предлагая реформу, которая кардинально перестроит российский рынок труда.

В свете трансформации посткоммунистических экономик в последнюю четверть века можно говорить о двух моделях адаптации рынков труда к макроэкономическим шокам. С одной стороны, «европейская модель», которая предполагает поддержание высокого уровня зарплат и производительности труда. Из нее следует, что государство должно защищать не рабочие места, а людей, теряющих работу. С этой точки зрения государство должно основные усилия сосредоточить на проведении адекватной активной (программы переобучения и трудоустройства) и пассивной (уровень пособий по безработице) политики на рынке труда.

С другой стороны, «российская модель» делает акцент на адаптацию к шокам через уровень реальных зарплат. Такой подход заключается в сохранении занятости независимо от производительности рабочих мест. Низкая зарплата – цена за избежание большой открытой безработицы. Этот механизм адаптации работал и в кризисные 1990-е, и после 2014 г. Именно гибкость зарплат позволяла государству не особо заботиться о безработных. В кризис социальный протест направлялся не напрямую против правительства, не обеспечивающего безработных адекватными пособиями, а против работодателей, задерживающих или снижающих зарплату.

Радикальное повышение минимальной зарплаты в России качественно будет равносильно переключению экономики в режим адаптации к шокам за счет занятости. Ключевой станет не столько реформа уровня минимальных зарплат, но то, как государство поведет себя по отношению к безработным, в том числе к наиболее уязвимым группам на рынке труда (молодежи, женщинам) и группам работников со слабыми переговорными позициями (например, жителям моногородов). Этот ключевой момент нельзя упускать из внимания в любой дискуссии о повышении минимальных зарплат. Он не менее важен, чем обсуждение конкретной степени повышения, поиска источников финансирования подобного роста зарплат в госсекторе, влияния на уровень пенсий, темпа инфляции и т. д.

Автор – декан факультета экономики Европейского университета в Санкт-Петербурге