Как смелость верить стала смелостью не верить

Настоящих атеистов сейчас так же мало, как открыто верующих при СССР
Я не верю в то, во что верите вы в иных обстоятельствах требует такой же отваги, какая требовалась от открыто верующих в советские времена

Многие важные социальные процессы проходят в нашей стране не в то время, а потому и не так, как в других странах. В последние десятилетия в Европе медленно падала доля верующих, у нас она в эти годы стремительно росла. Как в 1920-е гг. за десятилетие у нас был подорван авторитет религии, так теперь за такой же срок его постарались вернуть. При жизни одного поколения страна от государственно поддерживаемого безбожия перешла к тому, что демонстративная религиозность является на высших государственных уровнях. Доля тех, кто считает себя верующими, выросла за это время десятикратно. «Левада-центр» опрашивает россиян об отношении к Богу. Выбирающие ответ «Я знаю, что Бог существует, и не испытываю в этом никаких сомнений» составляют то четверть, то почти треть всего взрослого населения. Между тем доля относящих себя к православию – почти три четверти. То, что их больше, чем уверенных в существовании Бога, объясняется тем, что для многих их православие – это не только вера, но также отнесение себя к русскому народу и к российскому государству. В так называемых вероисповедных вопросах для них важнее всего принадлежать к большинству, ощущать свои вытекающие из этого права и преимущества.

Специалисты указывают, что похожие явления наблюдались в эти же годы в республиках Северного Кавказа, где происходило столь же стремительное увеличение числа людей, причисляющих себя к мусульманам. Ощутить себя членом уммы, общины для одних важнее, для других проще, чем выстроить свои отношения с высшими силами.

Вы видите часть этого материала
Подпишитесь, чтобы дочитать статью