Мнения / Аналитика / Конъюнктура
Статья опубликована в № 4524 от 13.03.2018 под заголовком: Призраки мобилизации

От ракет к мобилизационному правительству

Захочет ли Путин подкрепить военные угрозы кадровыми решениями
Прослушать этот материал
Идет загрузка. Подождите, пожалуйста
Поставить на паузу
Продолжить прослушивание
Константин Симонов

Накануне выборов 2012 г. Владимир Путин написал несколько больших статей, которые стали основой его предвыборной программы. В этот раз выборы оказались гораздо более простой процедурой, и поэтому вместо серьезных статей был избран народный формат документальных фильмов. Занятно, что все вокруг говорят про будущее, но фильмы как раз про прошлое и настоящее. Впрочем, и этот материал вполне пригоден для прогнозирования.

Вот Путин говорит о том, что возвращение Крыма было вынужденной реакцией на действия Запада, которые он считает предательскими: по его ощущению, нас даже вынудили к этому шагу. Тем самым он признает, что никакого страшного плана восстановления СССР у него не было и нет. А главная задача внешней политики – не возрождение красной империи, а прекращение давления Запада, для чего нужно показать свою способность к крутым решениям. Путин не сомневается, что США видят в России исключительно врага и разговаривать с Вашингтоном можно, только предъявляя силовые козыри.

Собственно, этим Путин и занялся 1 марта в послании. Логика Путина в том, что остановить Запад можно только одним способом – убедив его в том, что мы не шутим и реально готовы к войне. В том числе и ядерной.

Правда, поверили в реалистичность презентации на Западе не все. Поэтому появился вопрос: а достаточно ли предъявленных аргументов? Если нет, то у Путина есть еще одна возможность – сформировать откровенно мобилизационное правительство, сделав противостояние с Западом основной задачей и в области экономической политики.

Вот тут мы переходим к любимой теме этой весны, каким же будет новый кабинет министров. Готов ли Путин к такому переходу на мобилизационные рельсы?

Вопрос непростой. Но после обнародования послания стало окончательно ясно, каким правительство не будет. Рассчитывать после 1 марта на кабинет министров, который начнет проводить изменения, обычно именуемые либеральными, уж точно не приходится. Ставку на развитие частного бизнеса делать никто не будет. Частное предпринимательство в условиях мобилизации просто не может быть реальным приоритетом экономической политики. Мобилизация автоматически предполагает рост влияния силовой корпорации, которая займется поиском ресурсов под свои проекты. Административное давление в таких реалиях снизиться не может по определению.

К бизнесу скорее придут с предложением скинуться, тем более что внешне он не выглядит жертвой. Разборки друг с другом, выводящие в публичное пространство подробности жизни крупных бизнесменов, создают им образ не слишком страдающих от новых политических реалий и не желающих скидываться на нужды текущего момента.

Снижение налогов на бизнес в условиях ставки на оборону и крупные кейнсианские проекты, связанные с ОПК (вроде Арктики, о которой говорится постоянно), тоже становятся невозможными. Для того чтобы пушки делать не вместо, а вместе с маслом, нужна более хитрая экономическая модель – вроде США, которым все с радостью дают в долг. У нас внешнего инвестиционного ресурса нет.

В таком контексте даже Дмитрий Медведев может показаться относительно либеральным премьером. И, возможно, Путин не станет пугать значительную часть российской элиты и не станет выкладывать последний аргумент на стол – хотя бы потому, что после демонстрации оружия можно взять небольшую паузу. Однако, даже если мобилизационной версии кабинета мы весной и не увидим, ее призрак неизбежно будет преследовать новое правительство.

Автор - генеральный директор Фонда национальной энергетической безопасности