Мнения / Аналитика / Республика
Статья опубликована в № 4588 от 15.06.2018 под заголовком: Уроки символической географии

Уроки символической географии

США времен Трампа все дальше от того Запада, что был создан «старой» Америкой
Прослушать этот материал
Идет загрузка. Подождите, пожалуйста
Поставить на паузу
Продолжить прослушивание
Максим Трудолюбов

Представления о нас и Западе, символическая география моего детства, прошедшего в позднем СССР, оказались удивительно живучими. Запад в нашем сознании жив до сих пор, хотя разглядеть его контуры на местности становится все труднее.

Расположение политических сторон света больше не соответствует полюсам холодной войны. Содержание символической географии изменилось, но новая карта еще не нарисована.

Корея – одно из мест, которые СССР и США буквально не поделили и потому разрезали на две части, проведя искусственную границу по живому. Это последняя страна, в которой линия фронта холодной войны до сих пор является внутренней демаркационной линией. Вьетнам когда-то был разделен на Северный и Южный, Германия – на Западную и Восточную.

Символы и ценности, описанные в книгах о холодной войне, не та стихия, в которой Дональд Трамп чувствует себя как дома. О его интересе к истории ничего не известно, но именно он яростно включился в перетряску истории. Вряд ли эта последовательность была задумана специально, но сначала Трамп отправился на встречу «коллективного Запада» в Канаду и, по сути, распустил его. Затем он отправился на встречу с последним осколком коллективного коммунизма и попытался записать на свой счет его приобщение к ценностям капиталистического мира.

Но Трамп не был в Сингапуре представителем Запада – он же сам его распустил. Над встречей с Ким Чен Ыном витал дух Китая, без которого она вообще вряд ли была бы возможна. Схема урегулирования оказалась крайне мутной и не описанной в итоговом документе, но ее костяк соответствует логике китайских (и российских) предложений по «двойной заморозке»: Северная Корея прекращает ядерные испытания и пуски ракет, а Южная отказывается от совместных с США военных учений.

Именно этот расклад Трамп обрисовал в последний момент. В урегулировании по западному типу обязательно должны были бы присутствовать гуманитарные составляющие – как минимум судьбы политзаключенных и похищенных Северной Кореей граждан других стран, прежде всего Японии – члена коллективного Запада.

Но заботы о жизнях и правах индивидуальных граждан остались в той эпохе, окончательно завершить которую в равной мере хотят и Си Цзиньпин, и Владимир Путин, и – как это теперь очевидно – Трамп.

Трудно представить, что Трамп действует по программе, написанной в Пекине и Москве. Сегодняшняя Москва верит в нации, а не в постнациональные объединения, в жесткую, а не в мягкую силу, в персоналистскую, а не в институциональную политику, в двусторонние сделки, а не в многосторонние договоренности. Трамп в целом рассуждает так же. Интересно заметить, что китайский подход более сложен, поскольку содержит одновременно и рыночные, и государственные составляющие, взяв что-то от коллективного Запада, а что-то от бывшего коллективного Востока, но это отдельная тема.

Сегодня ясно, что стратегия Трампа – инстинктивная скорее, чем четко сформулированная, – лучше сочетается с политическим видением российских лидеров, чем с представлениями политиков Китая, и уже точно совсем противоположна представлениям лидеров оставшихся стран Запада. Запада, который был когда-то создан «старыми» США и который, очевидно, совершенно не нужен современным США, по крайней мере той части общества, которая поддерживает Трампа. Про тот Запад можно было бы прочитать в книгах, но Трамп, как говорят, книгами не интересуется.

Читать ещё
Preloader more