Мнения / Аналитика / Наше «мы»
Статья опубликована в № 4595 от 26.06.2018 под заголовком: Когда остается только верить

Когда остается только верить

В представлениях россиян о будущем сочетаются взаимоисключающие черты
Прослушать этот материал
Идет загрузка. Подождите, пожалуйста
Поставить на паузу
Продолжить прослушивание
Алексей Левинсон

Большинство женщин (56%) и 44% мужчин – за то, чтобы продолжилось правление Владимира Путина в дальнем будущем, после 2024 г. А чего они ждут до того, в том будущем, которое уже началось?

Те же 57% женщин и 49% мужчин выражают надежду, что в этот период состоится «нормализация отношений с Западом». Что произойдет (тогда же) снятие санкций, в какой-то степени верят 42% женщин, но не верят 40%. Среди мужчин верят 34%, а не верят 49%. Казалось бы, женская позиция – это позиция робкой надежды, мужская – понимание жесткой реальности. Но ровно столько мужчин, сколько не верят в снятие санкций, верят в «нормализацию отношений». Что за «нормализация» при сохранении санкций? Откуда «нормализация», если и политическое руководство страны, и три четверти россиян твердо стоят на том, что Крым наш, – и никак иначе?

Наши соотечественники с самого начала посткрымского периода и до последнего времени заявляли, что их не беспокоит, что страна находится в изоляции. Но, вероятно, в глубине души это их все же беспокоило, и это беспокойство утомило. Жить в таком положении не нормально. Поэтому само слово «нормализация», прозвучавшее в вопросе, спровоцировало и у слабого, и у сильного пола всплеск пусть и не обоснованных, но надежд.

Надеждами продиктованы и ответы на вопрос, произойдет ли за этот срок рост уровня жизни. Среди женщин чуть более половины (51%) отвечают «скорее да» (не верят около трети). Среди мужчин преобладает отрицательный ответ (45%), верящих в хорошее – 39%.

Известно, что одним из главных препятствий для роста экономики (помимо санкций) россияне считают коррупцию. Но уменьшения коррупции они не ждут. Откуда же быть росту экономики и уровня жизни? Опять: сколько женщин сказали, что верят в рост уровня жизни, столько же – что снижения уровня коррупции не будет. То же среди богатых: 52% хотят верить, что жизнь станет богаче, хотя они же (54%) знают, что коррупции не станет меньше. Иллюзия выступает психологическим противовесом горькому скепсису.

Интересно: власть демонстрирует решимость бороться с коррупцией, (почти) невзирая на звания и лица. Коррупционеров среди высших чинов разоблачают примерно так, как в свое время разоблачали пробравшихся во власть «врагов народа». В том, что разоблаченные действительно коррупционеры, у публики сомнений не возникает. Но не возникает и уверенности, что от этих разоблачений, а затем арестов и посадок коррупции станет меньше. Так, может быть, коррупцию пресечет сам возмущенный народ, разгневанная общественность? За последнее время едва ли не самые сильные проявления протеста прошли вроде бы в связи с темой коррупции. Но общественность, как показал опрос, вообще не ждет от себя активных действий. Предполагают, что произойдет усиление протестных отношений, 30% всех опрошенных, среди мужчин – 33%, среди молодежи – 35%, среди богатых – 38%, но ни в одной из этих категорий ожидание роста протестов не является преобладающим. 40–43%, а в среднем 42% на вопрос о протестах отвечают скептическим «скорее нет».

Автор – руководитель отдела социокультурных исследований «Левада-центра»

Читать ещё
Preloader more