Мнения / Аналитика / Политический дневник
Статья опубликована в № 4700 от 21.11.2018 под заголовком: Курильский тупик

Зачем вспоминать о Курилах, если отдать их нельзя

Владимиру Путину хочется поддерживать образ востребованного переговорщика, даже если пространства для переговоров нет
Федор Крашенинников

политолог

Начать обсуждать вопрос об отношениях с Японией в связи с Курильскими островами – решение довольно смелое и необычное для Владимира Путина, все последние годы строящего свой имидж на демонстративной неуступчивости внешнему давлению и безусловности территориальной целостности России. Именно поэтому можно не сомневаться, что никаких изменений в судьбе Курильских островов в ближайшее время не произойдет: прорыв в этой теме возможен только ценой территориальных уступок со стороны России или отказа Японии от своих претензий. Первое невозможно для нынешнего руководства России, а второе – для любого японского правительства.

Рассуждая цинично, решение «курильского вопроса» к удовольствию японцев позволило бы эффектно решить ряд актуальных проблем российской политики и экономики. Япония – богатая и влиятельная страна, у которой в отличие от остальных государств «пятерки» есть к России постоянно действующее предложение, не связанное с текущей международной повесткой дня: получить те самые острова в том или ином виде практически любой ценой.

Для внутренней японской политики это настолько значимая и важная тема, что из-за нее Япония способна скорректировать свой внешнеполитический курс и оказаться если не союзником России, то ее близким партнером. Таким образом, если бы Путину удалось найти способ как-нибудь аккуратно и без лишнего шума договориться с Японией, то в практическом смысле для России открылись бы интересные политические перспективы, и это не говоря о доступе к японским финансовым ресурсам, что крайне важно в условиях изоляции от западных инвестиций.

Стратегически же любой компромисс по Курилам в самой близкой перспективе обернулся бы политической катастрофой для нынешнего руководства: в России Курильские острова известны прежде всего тем, что на них претендует Япония, и существует консенсус самых широких слоев населения вокруг мнения, что отдавать их нельзя ни в коем случае – ни все, ни по одному. И если в 1990-е это мнение еще можно было относительно легко развернуть в другую сторону с учетом тогдашнего упадка великодержавных настроений, то в 2018 г. само обсуждение возможности территориальных уступок табуировано и однозначно воспринимается как предательство национальных интересов – причем табуировано оно не обществом, а прежде всего самим нынешним руководством страны, возведшим территориальную целостность России в культ.

Судя по тому, как быстро курильская тема была свернута, бурная реакция российского общества не оставила никаких иллюзий: дальнейшее обсуждение «курильского вопроса» ударило бы по власти сильнее повышения пенсионного возраста.

Но все-таки почему именно сейчас эта тема оказалась актуализирована? Зачем Путину понадобилось поднимать вопрос, который едва ли может быть решен выгодным для России способом?

Вопреки официозной браваде, тупик во внешней политике должен быть вполне очевидным и для Путина, и для его ближайшего окружения: Россия находится в изоляции, которую все труднее игнорировать и никак не удается прорвать. Негативные последствия изоляции в политике и экономике усиливаются, и надо что-то предпринимать или хотя бы делать вид, что что-то предпринимается, чтобы осознание бесперспективности и исчерпанности проводимой последние годы внешней политики не стало всеобщим, не охватило и те слои населения, которые все еще верят, что эта политика успешна.

Поэтому Путин ищет новые темы, обсуждение которых можно представить как свою способность к неожиданным ходам и готовность к компромиссам. Ему важно поддерживать образ ключевого игрока международной политики, востребованного в качестве переговорщика и на Западе, и на Востоке, важно продемонстрировать и себе, и своему окружению, и всему миру, что с ним есть о чем поговорить и помимо Крыма и санкций. Но проблема в том, что все темы, на которые с Россией готовы общаться интересующие ее страны, в большинстве случаев связаны с необходимостью пойти на какие-то ощутимые уступки, что и показала вся история с Курильскими островами: пытаясь выйти из политического тупика на Западе за счет инициатив на Востоке, президент России оказался в еще более безнадежном и опасном тупике. Попытка расширить пространство для международной активности привела лишь к очередной демонстрации того, насколько безнадежно заперта Россия в кольце внешнеполитических проблем, ни одну из которых, похоже, уже не удастся решить без уступок и компромиссов, на которые ее нынешнее руководство очевидным образом не способно.

Автор — политолог

Читать ещё
Preloader more