Мнения / Аналитика / Наше «мы»
Статья опубликована в № 4742 от 29.01.2019 под заголовком: Россия в расстройстве

Почему россияне мрачнее смотрят на мир

Несбывшиеся надежды обывателей на Путина обернулись ростом пессимизма
Алексей Левинсон

В арсенале социологов есть вопросы, которые ловят сиюминутные настроения людей. К этой категории относится среди прочих вопрос про самые трудные времена: мы их переживаем сейчас, или они уже позади, или они еще впереди? На результаты влияют многие факторы вплоть до сезонности (зимой скепсиса традиционно больше), не все можно предсказать, например кампании в масс-медиа и др. Но если смотреть на длинные ряды этих показателей, то видно, как «случайности» выстраиваются в тенденцию: например, становятся видны подъемы и спады настроения россиян.

Данные последних годов прошлого века, т. е. тех времен, когда завершался период президентства Бориса Ельцина, поражают своей пессимистичностью. То, что трудности уже кончились, не приходило в голову тогда практически никому. Примерно четвертой части россиян в ту пору казалось, будто самое трудное – текущий момент. Но подавляющее большинство – 58% – ждали, что будет только хуже.

Приход к власти Владимира Путина, как известно, дал очень многим обывателям надежду, что теперь все будет иначе. Надежды начинали оправдываться, улучшались обсуждаемые показатели. Но ведь и при Путине случались экономические кризисы и политические обострения – тогда боязнь будущего снова возрастала. В 2008 г., после кризиса, а затем в 2015 и 2016 гг., после того, что стали называть присоединением Крыма, доля ждущих, что жить станет труднее, превышала 40% и этот пессимистический ответ был среди всех самым частым.

Но и тех, кто считал, что самое трудное – это нынешний момент, то, что переживаем сейчас, в послекрымский период тоже было немало. В эти годы скепсис по поводу настоящего конкурировал со скепсисом по поводу будущего и то и дело оказывался сильнее. Конечно, нельзя не отметить, что в ответах на другие вопросы россияне в этот период проявляли своего рода самоотверженность и заявляли, что санкции им нипочем, что политику, которая их вызвала, надо продолжать. И политику продолжали. Потому ли, что такова была позиция наших респондентов? Нас, социологов, часто спрашивают: а учитывают ли в Кремле результаты ваших опросов, то, что вы сообщаете о мнении людей? Мы этого не можем знать. Но о соотношении мнений публики и действий первого лица мы знаем, что в путинские времена народная воля постоянно следовала за волей высшего руководства. Облом случился летом, когда президент не остановил принятие закона о повышении пенсионного возраста.

Сейчас опросы показывают, что среди работающего населения еще не погасли эмоции об отсрочке выхода на пенсию. Потому мрачных мыслей о будущем в обществе в целом нынешней зимой стало ровно вдвое больше, чем год назад. Не ждет хорошего абсолютное большинство взрослых россиян, но именно среди людей предпенсионного возраста, среди рабочих пессимизм достигает максимума в 56%. Еще немного – и ситуация с ожиданиями начнет напоминать ту, что была перед уходом Ельцина.

Читать ещё
Preloader more