Статья опубликована в № 4761 от 25.02.2019 под заголовком: Погранично-катастрофическое состояние

Как довести богатую нефтью страну до социально-экономического коллапса

Чем Венесуэла похожа и не похожа на СССР в 1991 году
Константин Сонин

В минувшую субботу, 23 февраля, венесуэльским силовикам нашлось дело: военные и полиция использовали слезоточивый газ против мирных граждан, собравшихся у границы с Колумбией для встречи машин с продуктами (и не только слезоточивый газ: в пятницу на границе с Бразилией два человека были убиты во время стрельбы, открытой военными). Военные не могут остановить бесконечный поток венесуэльских беженцев, спасающихся от голода, но пытаются не пустить в страну трейлеры с едой. Продукты и медикаменты нужны срочно: миллионы венесуэльцев страдают от хронического недоедания, а нынешний кризис уже привел фактически к закрытию большинства больниц.

Венесуэла в 2019 г. – пример очередной экономической катастрофы. Спад производства и падение уровня жизни уже хуже, чем во время экономической катастрофы 30-летней давности в нашей стране, приведшей к распаду СССР. Поток беженцев впечатляет: в декабре 2018 г. специалисты ООН по миграции оценивали их число в 3 млн человек, т. е. 10% от населения страны. Распад СССР также привел к появлению миллионов беженцев из разных частей бывшей страны, но всякий раз они спасались от локальных гражданских войн (которые нередко велись с применением тяжелой техники), а не от голода. Точно так же в последний год СССР гуманитарная помощь, получаемая из-за границы, была важна для наименее защищенной части населения, но массового скопления граждан на границе в ожидании еды, конечно, не происходило.

Венесуэльская катастрофа тем более удивительна, что она произошла в самой богатой нефтью стране мира и в отличие от предыдущих катастроф в странах – экспортерах нефти в период относительно высоких цен на нефть. Значительную роль сыграл «социалистический эксперимент» президента Чавеса начала XXI в., когда он попытался провести в стране с недиверсифицированной экономикой масштабное перераспределение богатства в пользу бедных. Результаты сначала были неубедительными (неравенство снизилось, но совсем не так сильно, как планировалось), а потом стали и вовсе плачевными. Попытки отнимать у бизнеса больше привели к падению производства, борьба с падением производства аппаратными методами повлекла за собой дальнейшее ухудшение экономической ситуации. Падение уровня жизни снизило популярность власти, а значит, для ее удержания пришлось закрывать СМИ, выгонять иностранных инвесторов и арестовывать лидеров оппозиции. У заменившего Чавеса президента Мадуро (Чавес умер после долгой борьбы с раком, на посту) никаких социалистических планов уже не было. Его единственной целью было удержание власти – он брал кредиты за границей, которые не собирался отдавать, тратил все деньги на укрепление «армии» (в Венесуэле единственный потенциальный противник армии – население) и поощрял торговлю наркотиками среди своего окружения, когда денег для раздачи не было. И вот теперь посылает солдат стрелять в граждан страны с самыми большими запасами нефти в мире, пытающихся получить еду из трейлера, прибывшего из Колумбии. Конец, как написали бы Кукрыниксы.

Автор — профессор Чикагского университета и НИУ «Высшая школа экономики»

Читать ещё
Preloader more