Мнения / Аналитика / Правила игры
Статья опубликована в № 4766 от 04.03.2019 под заголовком: Аутоиммунная болезнь России

Аутоиммунная болезнь России

Если национальной безопасности слишком много, то она начинает пожирать экономику
Максим Буев

Есть такие болезни – аутоиммунные. Иммунитет вдруг начинает атаковать сам организм. С этим явлением можно провести экономическую параллель, особенно в современной России, где роль иммунитета выполняют силовики.

С экономической точки зрения национальная безопасность – важнейшее общественное благо. Такие блага потребляются всеми вне зависимости от того, кто и сколько за них платит. Этим они отличаются от благ частных, тех, что продаются в магазинах. Поэтому если судьбу предложения общественных благ отдать на откуп рынку, то рынок «провалится» – предложение будет недостаточным. Предложением общественных благ занимается государство.

Государство становится естественной монополией. Экономисты монополии не любят. Там много неэффективностей. Тем более когда разговор идет о благе, адекватный уровень предложения которого сложно измерить. Поэтому в любой стране вокруг власти всегда вьется много силовиков-лоббистов. Они бьются за кусок бюджетного пирога. Для них это игра с бесконечным выигрышем: в безопасность деньги налогоплательщиков можно вкладывать как в черную дыру. При этом однозначно сказать, насколько хуже будет при меньших расходах, нельзя. Но можно рисовать мрачную картину, как страна оказывается в кольце врагов, и так обосновывать повышение расходов и «усиление иммунитета».

Если рынок не смог бы обеспечить национальную безопасность – произвести благо в достаточном количестве, то государство его перепроизводит. Прекрасный пример – США. Там оборонка имеет бюджеты, превосходящие бюджеты России, Индии, Китая, Франции, Великобритании и Японии вместе взятых. Иногда это перепроизводство идет еще и за счет других общественных благ – вроде бесплатной медицины и образования, как, например, в Северной Корее. Тогда это и становится похоже на аутоиммунную болезнь: страна начинает терять конкурентоспособность из-за чрезмерной силы силовиков.

Но может быть и еще хуже, когда силовые ведомства начинают открыто притеснять бизнес, инвесторов или население вообще – якобы в интересах безопасности. В недемократиях это принимает особенно уродливые формы. Но и в недодемократиях с высоким уровнем экономического неравенства возникают интересные эффекты. Если правящие элиты намного богаче, чем остальное население, то им в большей степени есть что терять и при внешней агрессии, и при оттеснении их от власти. Поэтому для элит рационально вкладывать излишние инвестиции в силовые ведомства: чтобы ни войны, ни внутренней оппозиции не было. Соблазн особенно высок, когда все население платит за это в равной степени. Неэффективное бремя излишней национальной безопасности богатые перекладывают на плечи бедных. Вот тогда аутоиммунная болезнь во всей красе.

Вообще, конечно, эти болезни не смертельны. Но без лечения они превращаются в системный, хронический недуг. Постепенно организм слабеет и погибает под воздействием внешних факторов. Наверное, это имел в виду известный британский историк Арнольд Тойнби, когда сказал, что великие цивилизации заканчиваются не убийством, но самоубийством.

Автор – проректор РЭШ по стратегическому развитию

Zhabua
12:40 04.03.2019
Текст заставил задуматься. Проблема отнюдь не только в адекватном налоговом регулировании вклада богатых и бедных в обеспечение обороны и безопасности - хотя именно это в первую очередь приходит на ум. Военные расходы - это именно та тема, в рамках которой размер имеет значение, причем значение геополитическое. В идеале общество через политическое представительство должно само решать, сколько стране нужно, фигурально выражаясь, пушек вместо масла. Но такое имеет место крайне редко. Никакая демократия, даже американская, неспособна, как мы видим, умерить аппетиты военных, ВПК и их лоббистов. Они сидят на голове налогоплательщика столь же надежно и потрошат его карманы так же целеустремленно, как и их российские коллеги лихо управляются с нефтегазовыми доходами федерального бюджета. По ходу именно военные расходы и ближневосточные войны США привели к беспрецедентному росту американского госдолга. При этом военные расходы второй экономики мира, Китая, даже отдаленно не соответствуют - если брать в пропорции к ВВП - американским. На самом деле уровень и структура военных расходов характеризуют не столько глобальную позицию, сколько глобальную стратегию крупной страны. Вопрос, кто за это платит - богатые или бедные - вторичен.
10
Комментировать
Читать ещё
Preloader more