Государству пора помочь жуликам

Повседневное, самое простое предпринимательство нуждается в поддержке
Станислав Красильников / ТАСС

Беседы с предпринимателями и посты в социальных сетях показывают, что ситуация в секторе малого бизнеса, которая и до кризисных выходных выглядела неблестяще, стала просто аховой. Конечно, кое у кого и сегодня дела идут неплохо, но в целом черный лебедь рецессии заставляет российский малый бизнес думать о закрытии. Казалось бы, какое нам – врачам, учителям, пенсионерам – до этого дело?

Немалое значение малого бизнеса

Конечно, малый бизнес – это в основном жулики, как мы недавно узнали от одного весьма сведущего человека. Но реальность – и не только в России – такова, что с ними приходится мириться. Во-первых, потому, что они дают занятость значительной части населения: в России из 71,8 млн занятых не более 32 млн работает на крупных предприятиях и в бюджетном секторе. Где же остальные? Правильно: это или работники малых предприятий, или их собственники, или самозанятые и прочие неформалы. То есть или сами жулики, или те, кто у них на подхвате. Их очень много!

Во-вторых, именно малый бизнес выступает той подушкой безопасности или впитывающей губкой, которая поглощает людей, высвободившихся при рационализации производственных процессов и оптимизации издержек крупных предприятий. Происходит это обычно в период роста экономики, до которого сегодня далековато, – хотя еще лет 15 назад в российской экономике было именно так. Но мы же рассчитываем, что когда-то процесс роста возобновится? Для этого – национальные проекты, стратегии устойчивого развития и проч. И вот, когда это случится, в экономике должен быть устойчивый сектор малого бизнеса, который даст работу людям, сокращаемым крупными предприятиями. То есть жулики, конечно, неприятны, но они должны существовать – хотя бы по указанным причинам (Опустим здесь подбрасываемые всякими либералами тезисы о важности малого бизнеса для того, чтобы в экономике развивалась конкуренция, а изрядная часть общества не зависела ни от государства, ни от крупного бизнеса.)

И вот сегодня, когда беспрецедентный кризис, вызванный снижением деловой активности в мировой экономике из-за коронавирусной инфекции и дополнительно усиленный падением цен на «наше всё» на мировых рынках и падением курса рубля, – малому бизнесу очень нелегко. 

Президент и правительство России анонсировали поддержку малого бизнеса: полугодовую отсрочку всех налоговых платежей для малого и среднего бизнеса (кроме НДС), отсрочку по страховым взносам микропредприятий, шестимесячный мораторий на банкротство и взыскание штрафов и ряд других, в том числе приостановление выездных проверок, расширение сферы госзаказа для МСП. Меры федерального центра можно было бы приветствовать, но они явно несопоставимы с потребностями сектора МСП – что такое 300 млрд руб. для нескольких миллионов предприятий с десятками миллионов занятых? А главное – они недостаточно фокусированы, если не сказать, фокусированы неправильно.

Москва, где сосредоточено больше четверти зарегистрированных в стране МСП, 1 апреля приняла решение о некоторых дополнительных мерах поддержки предпринимателей. Но эти дополнительные меры для подавляющей части московских МСП – что-то вроде первоапрельской шутки: настроение поднимают, но не более. Потому что исходя из их набора и целевой группы, которой они адресованы (высокотехнологические ориентированные на экспорт фирмы), создается впечатление, что столица готовится не к рецессии, а к бурному экономическому подъему в стране и в мире. Ибо все сформулированные городскими чиновниками меры – из арсенала политики, проводимой обычно в противоположной фазе экономического цикла.

Наконец, и правительственный пакет мер, и предложения Москвы имеют слишком короткий горизонт – уже сегодня мировые аналитические центры оценивают продолжительность рецессии как невиданную; скорее всего, на ее преодоление потребуется потратить не менее 10% мирового ВВП. 

Между тем и новое выступление Владимира Путина с обращением к нации 2 апреля, к сожалению, не внесло ясности в один принципиальный вопрос: за чей счет банкет? «Нерабочими» становятся все недели апреля, но, как предупредил президент России, с сохранением заработной платы. Но забыл указать, из каких источников должны выплачивать заработную плату находящиеся в «нерабочем» состоянии малые предприятия, да и вообще весь частный бизнес.

Искать не там, где светло…

Как представляется, тот и до кризиса узкий сегмент относительно успешных МСП, которым предлагаемые государством срочные меры могли бы принести пользу, вообще не должен быть предметом первостепенной заботы властей, когда к ним приплыл «черный лебедь». Не потому, что они не важны, а потому, что такие фирмы, обладая уникальными компетенциями, длительными связями с поставщиками и клиентами, а также другими сравнительными преимуществами, в большинстве своем смогут выжить и без государственной поддержки.

Кто сегодня в первую очередь нуждается в поддержке – так это представители «повседневного предпринимательства», т. е. индивидуальные предприниматели и микробизнес в традиционных сферах деятельности, от общественного питания и торговли до услуг населению. Именно на них трудится значительное число наших сограждан, которым рецессия угрожает в первую очередь. Они не обладают ни уникальным знанием рынка, ни финансовой подушкой, ни конкурентоспособными на мировом рынке товарами и услугами. Производительность труда на них низка, как и заработные платы, они не прочь побаловаться черный налом, но именно они дают работу большой части взрослого населения страны и обеспечивают многих россиян товарами и услугами по приемлемой цене в местах их проживания. Если они закроются – а они уже начали закрываться, – миллионы людей останутся без работы и без средств к существованию. Именно они должны быть первым приоритетом поддержки в нынешней ситуации, поскольку речь идет не о кризисе перепроизводства, а о шоковом крушении целых производственных цепочек, по сути – о выпадении значительной части населения из привычных экономических отношений.

Сюда же придется отнести и ту часть неформального сектора, которая представлена самозанятыми и индивидуальными предпринимателями, которые вообще не видны государственной статистике, но которые также дают занятость и заработок миллионам россиян. В условиях «мирного времени» государства пытается бороться с ними, выжимая их из «тени» на «свет» усовершенствованием системы налогового учета, введением кассовых аппаратов, сокращением сферы наличного оборота и т. д., но в условиях предполагаемого значительного падения ВВП от этой политики следует на время отказаться – на кону возможность самостоятельного выживания значительной части слабо адаптированного к условиям ведения бизнеса в формальной экономике населения.

Второй круг «обороны» должны составить, как представляется, крепкие в условиях нормальной конъюнктуры МСП, которых нельзя отнести к числу высокоинновационных, но которые обеспечивают функционирование общественной ткани: магазины у дома, минипекарни, отели, несетевой общепит и т. п. Они критически важны для обеспечения населения товарами и услугами.

А что у них

Западные правительства тоже предложили ряд экстренных мер по поддержке схлопывающегося сектора малого бизнеса. Разумеется, когда соседи делают ремонт, не обязательно и у себя переклеивать обои, но кое-что из их опыта точно могло бы пригодиться. Назову только два сильных решения, которые должны позволить малому бизнесу пережить испытание бурей. Первое из них – немецкая государственная программа Kurzarbeit, которая в обмен на согласие работников на сокращение рабочего времени и оплаты труда покрывает 60% потерянной зарплаты (67% для людей с детьми). Такая государственная помощь позволяет малому бизнесу пережить кризисы, которые возникли не вследствие их просчетов, помогает сохранить персонал и выплачивать ему приемлемую зарплату в ожидании того, когда экономика пойдет на поправку. Впервые эта программа была опробована в ФРГ в 2008 г., тогда она помогла сохранить рабочие места, т. е. покупательную способность значительной части населения, и быстро перезапустить бизнес, как только конъюнктура стала улучшаться.

Канцлер ФРГ Ангела Меркель уже в середине марта призвала МСП в сфере услуг, особенно сильно пострадавшие от карантина и других мер, принятых для замедления распространения вируса, воспользоваться этой схемой. По оценке федерального правительства, в 2020 г. участниками программы станут более 2 млн человек, что обойдется примерно в 10 млрд евро (почти в три раза больше того, что содержится во всей российской программе поддержки бизнеса, на которую выделено пока 300 млрд руб.).

Второе – решение британского правительства: государство возьмет на себя компенсацию процентов и выплат тела кредита, выданного предприятиям МСП, вынужденно сократившим свою деятельность в период карантина, в первые 12 месяцев. Сумма кредита может составлять до 5 млн фунтов сроком до шести лет. Агентом по этой программе выступает Британский бизнес-банк – государственный банк, осуществляющий программы поддержки кредитования малого и среднего бизнеса.

Обе программы направлены на решение действительно важных проблем, затрагивающих большинство малых фирм, и отражают понимание государством своей ответственности перед обществом за спасение малого бизнеса.

Что нужно представителям «повседневного предпринимательства»

Подавляющее большинство отнесенных нами к первой и второй группам нуждающегося в поддержке в сегодняшних условиях бизнеса – это классическое малое предпринимательство, создаваемое не с целью вывода на рынок инновационных продуктов и проведения IPO (они и слов-то таких в большинстве своем не знают!), а просто чтобы обеспечить себе приемлемый уровень текущего дохода и потребления. Кредиты они если и берут, то только на пополнение оборотных средств, экспортной деятельностью не занимаются, лизинг – тоже обычно не про них; а уж импортировать оборудование в условиях схлопывающегося рынка и заниматься инжинирингом – точно не их удел. И уж точно подавляющее их большинство в глаза не видело ни одного госзаказа – это удел тех немногих, кто в состоянии грамотно и вовремя составить многостраничные заявительные документы, внести залоговое обеспечение, ухитриться, сыграв на понижение, тем не менее остаться не внакладе, и при этом  выполнить еще другие, менее формальные, «требования». 

Что же нужно малым сим – и их работникам – сегодня в первую очередь? Многие из них не в состоянии выплачивать работникам зарплаты, а потому вынуждены или увольнять их, или отправлять под разными предлогами в неоплачиваемые отпуска. Во-первых, следовало бы запустить программу, аналогичную немецкой государственной программе Kurzarbeit. Попавшие в идеальный шторм многие малые фирмы сегодня не в состоянии выплачивать зарплаты. И кредиты на пополнение оборотных средств получить тоже не могут, потому что банки оценивают их залоги в условиях рецессии как весьма проблематичные. Когда государство берет на себя софинансирование заработной платы, оно тем самым решает сразу две проблемы – сохранения занятости и освобождения предприятий от немедленного финансового коллапса или банкротства.

Во-вторых, конечно, все, что намечено правительством в плане отсрочек и послаблений (отсрочки уплаты страховых взносов, отсрочка по всем налоговым платежам для малого и среднего бизнеса (кроме НДС), по страховым взносам для микропредприятий, мораторий на банкротство и взыскание штрафов и выездные проверки) следует установить не на шесть месяцев, а как минимум до конца 2020 календарного года – с возможностью продления этих мер, если экономика не будет показывать явных сигналов оживления. Только сюда следовало бы включить и НДС: отсрочка, например, платежей по налогу на прибыль является слабым стимулом в условиях сокращающегося спроса и фактического отсутствия прибыли. Это стало бы справедливой компенсацией, хотя и неполной, вынужденных закрытий и простоев по причине карантинных мероприятий. И конечно, перестать заниматься издевательством над здравым смыслом:  некоторые предприниматели уже получили разъяснения от ФНС, что отсрочку по налогам не будут давать «авансом»: чтобы получить обещанную отсрочку, компании надо будет подать заявление на отсрочку определенного образца (но бланка заявления еще нет) и все же… пройти проверку ФНС по «особым критериям из антикризисного списка правительства». 

В-третьих, снова воспользоваться заемным опытом, но теперь уже британского правительства. Как представляется, следовало бы не предоставить МСП отсрочку по кредитам (в условиях глубокой и, вероятно, затяжной рецессии никакая отсрочка не является решением проблемы, потому что нет того денежного потока, из которого можно было бы начать погашать кредит после отсрочки), а просто взять на себя функцию выплаты кредитов МСП, а возможно – и гарантировать владельцам недвижимости оплату аренды субъектов МСП после выхода из рецессии. Такой шаг – не спасение «жирных котов» за счет налогоплательщика, а сохранение на плаву попавших в трудное положение не по своей вине предпринимателей, а в конечном счете – спасение миллионов рабочих мест. Следовало бы возложить аналогичные функции на Корпорацию малого бизнеса, с последующей докапитализацией, если необходимо, из фонда национального благосостояния. Аргументов в пользу того, что это не станет неподъемной ношей для государства, два: в России существенно ниже плотность МСП на тысячу человек взрослого населения, чем в Великобритании, а бюджет России, в отличие от британского, до последнего года сводился с профицитом. 

В-четвертых, нужны программы поддержки строительства жилья – например, через Дом.РФ, – и общественных работ, чтобы поддержать темпы строительства, либо занять часть высвобождающихся в секторе МСП российских граждан с низкой квалификацией и оставшихся без средств к существованию гастарбайтеров из отраслей строительства и ремонта в городах-миллионниках. Их можно профинансировать при помощи выпуска соответствующих гособлигаций и иных механизмов. А общественные работы и строительство станут мультипликаторами, которые по цепочке оживят спрос и на продукцию смежных отраслей.

В-пятых, безусловно, необходимо перенаправить часть средств из национальных проектов с длинным циклом отдачи на проекты с более коротким жизненным циклом – например, на субсидирование выпуска лекарственных препаратов и больничного оборудования, включая мебель и сантехнику; по цепочке косвенными бенефициарами могли бы стать МСП, занимающиеся поставкой упаковки, производством комплектующих и проч. 

В-шестых, следовало бы поскорее гильотинировать не только советское нормативно-правовое наследие в части сертификации и лицензирования, но и быстрее вводить риск-ориентированный подход вместо проверок. А сотням тысяч высвобождающихся работников контролирующих органов посоветовать – и даже помочь – открыть собственное дело…

Автор – профессор Высшей школы экономики