Детали / Цитата недели
Статья опубликована в № 4085 от 31.05.2016 под заголовком: Цитата недели

Суверенитет и международное разделение труда

Как Владимир Путин защитил от Алексея Кудрина тысячелетнюю историю
Россия должна, пусть и на вторых ролях, встроиться в международные технологические цепочки. А для этого нужно снизить геополитическую напряженность.
Алексей Кудрин, председатель Центра стратегических разработок

Что особенно понравилось: диалог председателя Кудрина и президента Путина состоялся в закрытой части заседания президиума экономического совета, так сообщил пресс-секретарь президента Дмитрий Песков; ну да, наверное, речь шла об оборонных расходах, а о них в наших полувоенных условиях никак нельзя знать никому, кроме допущенных, – но важнейший-то обмен мнениями о будущем страны отчего же не придать официально гласности?

Тем более что Кудрин как раз и получил официальный статус, чтобы, как говорят на Старой площади, перестал – пользуясь старинной дружбой с президентом – бессистемно беспокоить его разного рода идеями; теперь, со статусом, его активность можно бюрократически регулировать. А если уже все вошло в бюрократическое русло, зачем держать в секрете такой стратегически наполненный диалог?

Итак. Председатель Кудрин предлагает России вторые роли в международных технологических цепочках – но, чтобы добиться этого, нужно снизить геополитическую напряженность. Мне представляется, в это понятие председатель Кудрин вкладывает конфликт на Украине, гражданскую войну в Сирии, нестроения в отношениях с Турцией отдельно и НАТО в целом, а может, еще и карабахские, и приднестровские, и прочие постсоветские проблемы, в которых Россия так или иначе участвует. По-моему, это означает ни больше ни меньше как демонтаж той военно-политической конструкции, на которой покоится популярность президента Путина.

(Тут еще можно было бы вспомнить, что Алексей Кудрин покинул правительство, будучи, попросту говоря, несогласен с увеличением военных расходов, а следствием этого увеличения, как мне кажется, стала, осторожно говоря, большая вовлеченность России в геополитическое напряжение.)

Что же мог ответить президент Путин старинному товарищу? Ничего кроме того, что ответил: да, отстала страна в чем-то, но у нее тысячелетняя история, не станет она торговать суверенитетом.

Мне кажется, это надо понимать так, что президенту Путину участие в международном разделении труда – а ничем иным встраивание в мировые технологические цепочки считаться, по-моему, и не может – представляется чем-то ущемляющим суверенитет. Страна, пытаюсь я трактовать национального лидера, тысячу лет прожила – и другую проживет. Владимир Путин не развернул, к моему большому сожалению, тезис о противоречии суверенитета и международного разделения труда: всегда ли это плохо, поступалась ли Россия и СССР, ее наследник и предшественник, суверенитетом, когда встраивалась в международные технологические цепочки...

Тем более что пресс-секретарь Песков объяснил, в том числе и мне, мнительному: президент и без советов Алексея Кудрина стремится урегулировать конфликты и налаживать сотрудничество.

Что и наблюдает тысячелетняя наша страна.

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать