Детали / Цитата недели
Статья опубликована в № 4262 от 14.02.2017 под заголовком: Цитата недели

Персонифицированная утопия

Центробанк снова хочет усилить банковский надзор
Ситуация возникнет, когда у каждой проблемы и каждой катастрофы будет имя, фамилия и отчество.
Дмитрий Тулин, первый заместитель председателя Банка России

Куратор надзорного блока ЦБ продолжает рассказывать, как изменятся отношения регулятора с подопечными в результате начатой реформы. Ну или как бы он, Тулин, хотел эти взаимоотношения видеть.

Если вкратце, то из надзирателя, регулярно собирающего отчетность, которая, как впоследствии выясняется, зачастую имеет мало общего с действительностью, он хочет превратиться в бесплатного, но профессионального консультанта, который будет знать о банках – их бизнесе, проблемах и проч. – больше, чем они сами. Тогда ЦБ сможет помогать им добрым советом и своевременно купировать проблемы, избегая неприятных и дорогостоящих сюрпризов, требующих выделения десятков миллиардов рублей на спасение рухнувших банков или выплаты вкладчикам. А уж если сюрприз все же случится, то у него «будет фамилия, имя и отчество». Ведь за каждый банк в штате регулятора будет ответственный сотрудник.

Звучит красиво, но нечто подобное я уже слышал. Скорее всего, в 2003 г., когда ЦБ хотел спросить с банков по гамбургскому счету при отборе в создаваемую систему страхования вкладов (ССВ). Тогдашний куратор надзора обещал устроить банкам «чистилище»: и реальных владельцев узнать, и с бизнесом получше познакомиться. Момент был отличный: все стремились войти в ССВ (остаться за бортом значило не просто потерять право на работу с физлицами, но еще и получить черную метку). Но в итоге отбор прошли почти все.

Пока планы Тулина больше похожи на утопию. Банкиры жалуются на кураторов ЦБ – по-настоящему разобраться не могут, а при желании несложно скрыть то, что не предназначено для их глаз. Бывшие сотрудники ЦБ говорят, что «у каждой проблемы и катастрофы» и так давно есть «фамилия, имя и отчество». Хочется верить, что они были, например, у катастрофы Межпромбанка, который в 2009 г. перед смертью получил от ЦБ более 30 млрд руб. беззалоговых кредитов. И у краха Мастер-банка, проверить который МВД просило Центробанк за 1,5 года до отзыва лицензии. И у проблем «Траста», которые не замечали, кажется, только регулятор и вкладчики (о методах их сокрытия бывший владелец рассказал в лондонском суде). И у многих других.

Или что-то подобное я слышал не так давно? «Я устал звонить по членам правительства, а также в Республику Крым, пытаясь найти ответственного за стройку», – заявил в марте 2016 г. президент Владимир Путин министрам и губернаторам и потребовал назвать человека, который ответит за строительство автотрассы «Таврида» к Керченскому мосту и «которого можно повесить после подведения итогов». Но когда дело доходит до «повешения», обычно оказывается, что фамилия, имя и отчество – это «четыре разных человека».

ЦБ никого ни за что вешать не собирается. Его сотрудников предлагается освободить от ответственности за принятые надзорные решения (если, конечно, не было коррупции). Но ЦБ пытается построить свою Утопию.