Дырка вместо главного

Все разрабатываемые стратегии развития обходят вопросы политических реформ
Правительство подготовило комплексный план – общие подходы к тому, как может развиваться наша экономика и социальная сфера в период с 2017 по 2025 г.
Дмитрий Медведев премьер-министр

Правительство подготовило план развития экономики и социальной сферы до 2025 г., доложил президенту премьер. Из стенограммы беседы первого и второго лица следует, что конкурирующая с планом стратегия председателя ЦСР Алексея Кудрина детально еще не рассматривалась.

Существует третья стратегия, написанная Столыпинским клубом. Ее можно скачать, прочитать, похвалить или покритиковать. Кудрин свою стратегию публиковать отказался «до одобрения президентом», министр экономического развития Максим Орешкин (Минэкономразвития сводило план правительства) и вовсе повесил на план гриф «для служебного пользования». Мы не знаем доподлинно, что в этих стратегиях есть. По косвенным признакам мы можем довольно точно вычислить, чего в них нет.

Потенциал роста российской экономики ограничен 1,5–2%. Помимо структурных и демографических ограничений существуют институциональные. Их не принято обсуждать в деталях. Снижение доли государства в экономике (сейчас, по данным ФАС, 70%), борьба с «силовым предпринимательством», отказ от протекционизма и демилитаризация бюджетных расходов – а именно это сдерживает экономический рост – требуют радикальных политических решений, которые никто не готов принимать. Разрабатываемые планы и стратегии обходят эти вопросы, говорит высокопоставленный чиновник, участвующий в написании документов: по факту мы имеем некий набор мер «за все хорошее и против плохого, но с дыркой вместо главного».

Пока чиновники и эксперты обсуждают, как перезапустить стагнирующую экономику, ФСБ и ФСО получают право изымать земли «для государственных нужд», мэр Сергей Собянин пытается поставить городской закон над Конституцией, а государственная корпорация «Ростех» расширяет сферы своих интересов – от оружия и промышленности до больших пользовательских данных. Отрицание взаимосвязи политики и экономики существенно ограничивает возможности авторов стратегий.

Доходы от экспорта углеводородов сокращаются, двукратная девальвация национальной валюты не помогла развитию несырьевого экспорта, склонность к самофинансированию проектов у российских компаний ниже, чем после прошлого кризиса. В этих условиях люди неизбежно становятся новой нефтью. В стратегиях наверняка будет набор мер, как заставить человека работать подольше (повышение пенсионного возраста), получше (повышение производительности труда), отдавать больше государству (налогообложение потребления и имущества) – и чтобы государство не упустило ни копеечки (стимулирование цифровизации и вывод из тени). Чего мы в них не найдем – честного ответа на вопрос, в чем причины неэффективности российской экономики. Хотя у каждой из них есть имя, фамилия и отчество.

Другие материалы в сюжете