Президент Белоруссии ставит Россию своим «перехватом» в неудобное положение

Но эту мелочь ему простят, потому что есть более серьезные проблемы
Мы перехватили интересный разговор, который <...> отчетливо говорит о том, что это фальсификация. Никакого отравления Навального не было.
Александр Лукашенко президент Белоруссии

Пересказывать и уж тем более анализировать текст белорусского «перехвата» с «Ником» и «Майком» о ситуации с Алексеем Навальным нет никакой необходимости – он уже разошелся на мемы. Александр Лукашенко анонсировал эти «сенсационные материалы» на встрече с премьером России Михаилом Мишустиным, посетившим на прошлой неделе Минск во главе представительной делегации, в которую были включены руководители многих профильных гражданских ведомств.

Кто создал эту сенсацию – сказать трудно. Скорее всего, это сделали (в меру своего понимания ситуации) какие-то белорусские структуры, специализирующиеся на пропаганде. Еще свежо в памяти, как те же, видимо, структуры готовили материалы о «33 боевиках» и прочих ужасах, которые должны были расшатать Белоруссию с востока. Уровень разработчика, насколько можно судить по реакции на этот материал, невысок.

В западных странах обычно в таких случаях говорят: у нас есть доказательства (вмешательства Кремля в выборы, нарушения Россией договоров о контроле за вооружениями, российских платежей талибам за убийства американских солдат и т. д.), но мы их вам не покажем. В случае с тем же договором о ракетах средней и меньшей дальности такая тактика длилась годами, прежде чем было предъявлено нечто конкретное.

После публикации «перехвата» желающих прокомментировать его среди официальных российских лиц практически не нашлось. Однако вряд ли стоит считать, что подобное творчество, которое якобы должно было косвенно подтвердить российскую версию происходящего вокруг Навального, а вышло наоборот, может что-либо поменять в отношении российских властей к президенту Белоруссии, которого в Кремле знают давно и очень хорошо. Линия российского поведения в отношении Белоруссии, по всей видимости, кристаллизировалась и вряд ли будет скорректирована в ближайшее время. Сам визит Мишустина говорит о том, что поддержка режима Лукашенко, в первую очередь экономическая, уже на повестке дня. По всей видимости, ничего не изменится и с дипломатической и медийной поддержкой, которую Москва оказывает Минску уже не одну неделю. Ну а силовая поддержка, о возможности которой заявил российский президент Путин, сейчас практически невероятна. Неутихающие демонстрации протестующих против режима проходят мирно, силовые структуры Белоруссии по-прежнему полностью подконтрольны Лукашенко.

Является ли эта линия Кремля правильной? В условиях игры с нулевой суммой, явно начавшейся у России с Западом вокруг Белоруссии, по-другому, наверное, и быть не могло. Но акценты стоило расставить иначе. Например, определенную дипломатическую реакцию на избиения протестующих в первые дни после прошедших выборов и некоторые контакты с оппозиционерами хотя бы на уровне экспертов вполне можно было себе позволить. Особенно на фоне того, что позволяет себе Лукашенко, демонстративно отказывая протестующим в диалоге. Или предлагая России не прошенную ею помощью в виде «перехвата» разговора – даром что его переводчики называют президента Белоруссии «крепким орешком».