Номер 16 от 07 ноября 2017
Партнер проекта «Норникель»

Как считать производительность труда

И зачем это делать?

В 2015 г. мировой ВВП составлял, по расчетам PwC, около $74 трлн. К 2030 г. он вырастет примерно на $15,7 трлн, из них $6,6 трлн обеспечит повышение производительности труда за счет автоматизации и искусственного интеллекта. Остальной рост произойдет за счет изменения потребительского спроса: покупатели будут потреблять более персонализированные и качественные товары. Выходит, производительность труда и ее повышение – ключ к экономическому росту и благосостоянию.

Это объем продукции, которую выпустил один работник за единицу времени. В научном сообществе смотрят на этот показатель шире – это количество благ, производимых человеком в единицу времени, и их стоимость.

Чем выше уровень производительности, тем выше реальный ВВП. А чем выше ВВП – объем товаров и услуг в стране, тем выше и уровень благосостояния.

Традиционно производительность труда измеряют как объем ВВП в расчете на одного занятого или на отработанные часы, говорится в материалах Международной организации труда. ВВП делится на число занятых или же на отработанные часы.

У Росстата своя методика. Чтобы подсчитать, как меняется производительность труда в целом по экономике, ведомство делит объем ВВП (в денежном выражении) на показатель индекса изменения затрат на труд. Последний учитывает количество рабочих мест, среднее отработанное время и расходы на оплату труда.

Способны ли такие расчеты дать полную картину? Эксперты пытаются охватить все виды экономической деятельности, но оценить серый и черный рынок труда довольно сложно. Иногда неформальные виды деятельности вообще не попадают в статистику. Данные о самозанятых или тех, кто трудится на предприятии родственников без оплаты либо, к примеру, занят на сезонных работах, вероятно, менее достоверны. То же самое касается и оценок продолжительности рабочего времени: не всегда фактически отработанное время равно фактически оплачиваемому. Наконец, такие подсчеты – очень грубый и условный индикатор, на их основе нельзя сделать вывод об уровне технологического развития той или иной страны.

Гораздо лучше подходит для оценки эффективности экономик показатель совокупной факторной производительности (СФП), говорит Ростислав Капелюшников, замдиректора Центра трудовых исследований Высшей школы экономики (подробнее см. его интервью на стр. 08). Этот показатель демонстрирует, насколько наши сегодняшние идеи – технологии, организационные и управленческие практики – лучше вчерашних.

Андрей Мовчан, руководитель экономической программы Московского центра Карнеги:

Производительность труда – очень спорный показатель. Методик его подсчета десятки: чаще всего его оценивают как объем ВВП в расчете на одного работающего человека (так, к примеру, рассчитывается производительность в исследованиях McKinsey и в отчетах ОЭСР). Но это несовершенная методика: примерно 30% российского ВВП приходится на минеральные ресурсы, где вклад труда совсем небольшой, т. е. это не отражает производительность труда. Поэтому в трудоемком бизнесе производительность труда согласно такой методике будет заведомо низкой.

Что такое СФП? Это та часть увеличения выпуска, которую нельзя объяснить приростом затрат. При ее измерениях, к примеру, учитывают уровень образования работников (повышение уровня образования означает улучшение качества рабочей силы). СФП учитывает, насколько оборудование, которое есть у работника, современно и т. д. Кроме того, показатель учитывает и фактор реаллокации ресурсов, прежде всего – трудовых.

Организация экономического сотрудничества и развития (ОЭСР) проводит похожие расчеты – высчитывает для своих стран (всего в организацию входит 35 стран) индекс изменений мультифакторной производительности, которая учитывает, например, и управленческие практики, и уровень образования, и конкуренцию.

«Мы используем статистические методы, придуманные 100 лет назад, для новой экономической ситуации», – говорит директор программы «Экономика энергетики» Российской экономической школы Виталий Казаков. Экономика меняется. И есть вопрос, а верно ли традиционная макроэкономическая статистика отражает реальные темпы экономического роста или падения и, соответственно, производительности труда, говорит он. Не исключено, что она переоценивает реальное падение экономики и, соответственно, данные о производительности труда.

«В технологический век связь между стоимостью сопоставимых товаров и услуг в прошлом и настоящем сложнее проследить. К примеру, в последние годы рынок GPS-навигаторов для автомобилей сжался практически до нуля. Как это отражает статистика – как падение рынка навигаторов и негативное влияние на реальную экономику. Но так ли это на самом деле?» – приводит пример Казаков. Если учесть, что функцию навигатора теперь выполняют смартфоны, в которых стоимость услуги навигации практически равна нулю, то фактическое падение рынка GPS-навигаторов в действительности является индикатором снижения себестоимости. В то время как реальное производство услуги кратно возросло. Традиционная макроэкономическая статистика недооценивает технологическую дефляцию, а значит, недооценивает и реальный рост экономики, полагает он. &

При участии Анастасии Стогней

Текст: Анна Александрова

Вернуться к номеру