Подарите «Ведомости»
Номер 20 от 19 декабря 2017
Партнер проекта «Stentex»

Просиженные миллиарды

Сидячий образ жизни стоит мировой экономике $67,5 млрд в год

Распространенность неинфекционных заболеваний – в первую очередь болезней образа жизни, вызванных курением, алкоголем, плохим питанием и отсутствием физической нагрузки, – проблема, достигшая масштабов эпидемии, объявила в 2011 г. Генеральная ассамблея ООН. «Прогноз мрачен», – говорил Пан Ги Мун, занимавший тогда пост генерального секретаря ООН. Он подчеркивал: до тех пор за всю историю организации министры здравоохранения собирались лишь один раз – на саммите, посвященном ВИЧ/СПИД.

Болезнь возраста

По данным ВОЗ, неинфекционные болезни – причина 70% смертей в мире (40 млн человек в год). Рекордсмены – сердечно-сосудистые заболевания (17,7 млн смертей), рак (8,8 млн), заболевания дыхательных путей (3,9 млн) и диабет (1,6 млн). Более половины смертей – это люди старшего возраста. Но 15 млн человек умирает в возрасте от 30 до 69 лет.

Главная причина распространения неинфекционных болезней – стареющее население. Если в 2015 г. каждый восьмой житель Земли был старше 60 лет, то к 2030 г. таким будет уже каждый шестой, ожидает ООН. Вторая причина – факторы, связанные с образом жизни: употребление алкоголя, курение, сидячий образ жизни.

Сколько теряет экономика

В течение следующих 20 лет потери мировой экономики из-за пяти самых распространенных групп хронических заболеваний (четыре перечислены выше плюс ментальные расстройства) могут достичь почти $47 трлн в долларах 2010 г. (более $30 трлн – четыре группы неинфекционных заболеваний и более $16 млн – ментальные расстройства), оценивали авторы исследования Всемирного экономического форума (WEF) и Harvard School of Public Health в 2011 г. Это больше 13 расходных частей бюджета США, или больше 4 ВВП Китая за 2016 г.

Все вместе эти болезни убивают в год более 36 млн человек (это, по данным Всемирного банка, население Канады в 2016 г.) и приносят совокупный убыток в 5% от годового глобального ВВП за 2010 г. в течение следующих 20 лет, указывает Reuters.

Уже сейчас преждевременная смертность от инфарктов, инсультов, диабета и рака обходится экономике Европейского союза в 115 млрд евро ежегодно – 0,8% ВВП этих стран, оценивала Организация экономического сотрудничества и развития (ОЭСР). И эти цифры еще не включают потерь продуктивности и занятости, которые возникают из-за болезней. Так, на оплачиваемые больничные и отпуска по временной нетрудоспособности европейские страны тратят в среднем по 1,7% своего ВВП. А сидячий образ жизни в 2013 г. обошелся мировой экономике в $67,5 млрд – в виде расходов на здравоохранение и потерь продуктивности, оценили ученые из Университета Сиднея.

Сколько теряют работодатели

Из-за хронических заболеваний люди работают меньше и зарабатывают тоже меньше. В 2013 г. работники 50–59 лет без хронических заболеваний пропустили из-за болезни 7 дней, имеющие одно хроническое заболевание – 10 дней, два и более – 20 дней, оценивает ОЭСР в отчете Health at a Glance за 2016 г. (медианный срок по 14 европейским странам).

Как считали

Аналитики WEF и Гарварда использовали модель, которая учитывает влияние заболеваний на капитал и труд: капитала становится меньше, потому что сбережения населения идут на медицинские расходы, труда – из-за заболеваемости и смертности.

В США люди в течение 2–6 лет после постановки диагноза «рак» в среднем работают на 3–7 часов в неделю меньше, чем здоровые, оценили Джон Моран из Университета штата Пенсильвания и его соавторы. В Великобритании, по данным Национальной статистической службы, только на хронические заболевания опорно-двигательного аппарата в 2013 г. пришлось 30,6 млн пропущенных рабочих дней – почти четверть проведенного работниками на больничном времени.

Работодатели в США ежегодно теряют более $225 млрд из-за пропусков сотрудниками работы, оценивает федеральное агентство CDC (Центра по контролю и профилактике заболеваний США). Люди с ожирением и другими хроническими проблемами пропускают на 450 млн дней больше, чем здоровые сотрудники, – это потеря примерно $153 млрд.

Депрессивные состояния в среднем увеличивают продолжительность больничного листа работника более чем на 7 дней в год, подсчитали Жюстин Кнебельманн и Кристофер Принц из International Growth Centre в Великобритании.

Меньше работают

Потери продуктивности – это не только пропущенное из-за болезни рабочее время. Но и менее эффективная работа больного сотрудника и более ранний выход на пенсию. Так, в 2011 г. Париназ Гасвалл и Яэна Мин, аналитики американской консалтинговой компании The Moran Company, провели опрос Medical Expenditure Panel Survey среди пациентов, которые тогда лечились от рака. Они выяснили: более половины из 1 млн работников были вынуждены пересмотреть режим работы. Из них 66% брали оплачиваемый отпуск, половина уходила в неоплачиваемый отпуск, примерно пятая часть сократила часы своей работы. Каждый шестой человек признался, что вынужден был уйти на пенсию раньше запланированного срока.

$67,5 млрд

в такую сумму расходов на здравоохранение и потерь продуктивности обошелся в 2013 г. мировой экономике сидячий образ жизни

А падение продуктивности работников из-за расстройств психического здоровья ежегодно обходится британскому бизнесу в 15,1 млрд фунтов, оценили аналитики Sainsbury Centre for Mental Health. С учетом оплаты больничных и затрат на замену персонала эта цифра увеличивается до 26 млрд фунтов.

Неэффективно работают

Брюс Рамуссен, Ким Суини и Питер Шиан из Института стратегических экономических исследований Университета Виктории в 2016 г. подготовили для Торговой палаты США доклад «Здоровье и экономика: влияние здоровья на производительность труда рабочей силы на глобальном рынке», в который вошли 18 стран (Россия в их число не попала). Исследователи учитывали 13 неинфекционных заболеваний, которые, по их оценке, наиболее сильно влияют на работу: ишемическую болезнь сердца, сахарный диабет, астму, мигрень, рак и др. Так, для ишемической болезни сердца потери продуктивности в расчете на одного работника ежегодно составляют 2,8% (пропущенное рабочее время) плюс 6,8% (неэффективно потраченное рабочее время). При этом потери от менее эффективной работы оказались в среднем в 2 раза выше прямых потерь от пропуска сотрудниками работы по болезни.

Совокупные потери продуктивности за период с 2010 по 2015 г. варьировались от 5,4% ВВП в Китае до 8% ВВП в США, к 2030 г. в среднем они увеличатся на 0,6%, ожидают авторы исследования. Больше других будут терять экономики Польши, США, Бразилии, Турции и Японии – там потери ожидаются выше 8% (в Японии – из-за старения, в Польше – из-за низкого уровня жизни). В среднем к 2030 г. (т. е. за пятилетний период с 2025 г.) из-за больничных и непродуктивного присутствия на работе страны потеряют 3,5–5,5% ВВП, из-за раннего выхода на пенсию – 2–3%. Получается, общие потери могут составить 6–8%, резюмируют исследователи.

Что делать

Несмотря на ужасающие масштабы бедствия, «мы знаем, как снизить цифры», заверял Пан Ги Мун: «Мы должны побуждать людей делать правильный выбор, который сохранит их здоровье, – заниматься спортом, правильно питаться, ограничить употребление алкогольных напитков, бросить курить». Лечение заболеваний может быть доступным, но их предотвращение может почти ничего не стоить и к тому же экономить средства, рассуждал он.

«Многие системы здравоохранения не делают серьезного упора на профилактику, которая бы позволила снизить затраты в будущем: например, сахарный диабет 2-го типа и две трети видов рака можно было бы предотвратить», – говорил Кристофер Виебахер, на тот момент главный исполнительный директор Sanofi, в интервью «Ведомостям» в 2013 г. Во многих странах, объяснял он, нет системы здравоохранения, – вместо нее действует система лечения заболеваний. «Например, в США правительство может потратить $100 000, чтобы не позволить вам умереть, но даже $1 не будет потрачен, чтобы не дать вам заболеть», – объяснял он. &

Текст: Ольга Волкова

Вернуться к номеру