Подарите «Ведомости»
Номер 22 от 26 апреля 2018
Партнер проекта «Благотворительный фонд Владимира Потанина»

Эндаумент – не только кошелек

Как видят свои задачи фонды Музея Гуггенхайма и Международного совета музеев

«Гарвард правильнее всего рассматривать как хедж-фонд, при котором существует университет» – с этой шутки начинается один из обзоров Bloomberg об американской индустрии эндаументов. Эндаумент Гарварда – крупнейший среди фондов образовательных учреждений в мире: в нем сосредоточено более $37 млрд.

Суммарные активы эндаументов 809 университетов и колледжей, руководители которых входят в американскую Национальную ассоциацию сотрудников колледжей и университетов (NACUBO; фонды есть не у каждого учебного заведения), в 2017 г. составили $566,8 млрд. Медианный размер американского эндаумента в сфере образования, по расчетам ассоциации, – около $128 млн.

Крупные эндаументы колледжей и университетов – американский феномен, указывает Bloomberg: расширению таких структур очень помогали налоговые льготы и для доноров, и для самих фондов целевых капиталов. По сравнению с крупнейшими американскими фондами эндаументы высших учебных заведений в Европе меньше на порядок: так, фонд Кембриджа – около 2,2 млрд фунтов, Оксфорда – около 2 млрд.

Кроме сферы образования эндаументы как инструмент финансирования распространены в культуре (в первую очередь – в музейной индустрии), здравоохранении, научных исследованиях.

«Ведомости&» выяснили у руководителей двух известнейших в мире фондов целевого капитала в искусстве – Музея Гуггенхайма и Международного совета музеев ИКОМ, почему популярность таких фондов растет и как они привлекают новых доноров.

Медаль от королевы

«Вы богаты. Поддержав нашу работу, вы сможете не только оставить свой след в истории, но и получить медаль от королевы», – с этими словами Бьорн Стенверс, исполнительный директор фонда Международного совета музеев ИКОМ, на одном из мероприятий обратился к голландским банкирам. В беседе с «Ведомости&» Стенверс признается, что поначалу не знал, как к ним подступиться. Но говорит, что «больше ни разу в жизни не получал такого большого количества визиток за одно мероприятие». Так Стенверс занимался фандрайзингом для эндаумента, который он возглавляет.

«Мы видим на собственном примере, как всеобщая парадигма бизнес-сообщества «прибыль, прибыль и еще раз прибыль», в том числе благодаря современной молодежи, меняется на «прибыль и ответственность» также и в выборе направления заработанных средств», – говорит директор Музея Соломона Гуггенхайма и Фонда Соломона Гуггенхайма Ричард Армстронг (полные версии интервью со Стенверсом и Армстронгом читайте на www.vedomosti.ru/partner).

«Усиление просвещения в искусстве и просвещение общественности» ставил целью создания некоммерческой организации по поддержке современного искусства в 1937 г. американский миллионер, меценат, медный король Соломон Гуггенхайм, основатель знаменитого Музея современного искусства в Нью-Йорке. Спустя 80 лет эти задачи выполняет носящий имя магната фонд, который сейчас управляет средствами более 25 некоммерческих организаций общим объемом около $90 млн. 85% средств, которые привлекает фонд, – частные пожертвования крупных доноров, в том числе известных бизнесменов – посетителей музея, рассказывает Армстронг. Из средств фондов получают зарплаты сотрудники музея, финансируются новые выставки и образовательные программы.

Государство, в том числе и г. Нью-Йорк, где находится штаб-квартира музея, покрывает менее 1% расходов музея. В этом отличие от российского опыта, где учреждения культуры финансируются в подавляющем большинстве случаев за счет государственного бюджета. Американские же музеи из государственных источников, согласно данным Американской ассоциации музеев, в 2016 г. получили 6% своих бюджетов. Объем государственного финансирования, который получает культура, не позволяет ей развиваться с той скоростью, с которой бы хотелось, объясняет необходимость эндаументов при музеях генеральный директор Благотворительного фонда Владимира Потанина Оксана Орачева.

Как собирают средства

«Наша история намного короче, чем история финансирования при помощи эндаументов образовательных программ известных американских вузов», – говорит Армстронг. Столетиями основными донорами эндаументов были выпускники университетов.

В современном мире возможности для активного роста есть у фондов в любой сфере, если их правильно организовать, считает Стенверс. «Наш фонд был основан в 2013 г., мы просто в какой-то момент поняли, что необходим инструмент для эффективного управления средствами наших инвесторов со всего мира», – рассказывает он.

Деньги эндаументы привлекают самыми разными путями. Так, говорит Стенверс, в 2016 г. второй в мире по активности пожертвований была единственная легальная лотерея в Голландии – Novamedia, специально созданная для поддержки музеев. Она направляет на поддержку музеев 50% средств от продажи билетов. В 2016 г. она пожертвовала 543 млн фунтов.

Пятым в мире по объему выделенных на благотворительность средств в 2016 г. был Гонконгский жокейский клуб – оператор скачек, спортивных пари и лотерей, крупнейший налогоплательщик Гонконга. Клуб традиционно перечисляет на благотворительность 70% своих сборов. В 1992 г. клуб совместно с Гонконгским институтом спорта учредил эндаумент (200 млн гонконгских долларов, около $25 млн по текущему курсу) для поддержки элитных атлетов и параатлетов.

Мастер-класс по улыбкам

Финансирование потребностей музеев – не единственное, что могут сделать эндаументы: фонд целевого капитала – это, конечно, кошелек, но он может помочь еще и экспертизой, знанием того, как работает бизнес. «Когда я работал в Музее Амстердама, мы договорились со Starbucks сделать образовательную программу для сотрудников музея – как общаться с посетителями музеев, как правильно улыбаться, в конце концов. Сейчас я договариваюсь с сетью отелей Hilton в Тбилиси, чтобы их сотрудники сделали мастер-классы по работе с клиентами для сотрудников музеев города», – рассказывает Стенверс.

В его планах – открытие Объединенной академии музеев в России уже в мае этого года, первой академии такого рода в мире. Это даст возможность улучшить качество работы музеев, позволит привлечь новых сотрудников, в том числе из других стран. «Часто, когда корпорации делятся своим опытом, это гораздо эффективнее, чем прямая денежная поддержка. В современном мире важнее создавать ценности, связывая людей», – говорит он.

Текст: Марина Божко

Вернуться к номеру